Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7771
Комментариев : 25
Реклама

"Башня Ласточки"


БАШНЯ ЛАСТОЧКИ.
Глава 5.
Пародия на "Башню Ласточки" или как гадский Вильгефорц поймал Йеннифэр. :) (Тоже нужно знакомство с оригиналом.)



...Йеннифэр, лежавшая без чувств среди останков драккара "Алкиона", отчаянно застонала и открыла глаза. Над головой была табличка: "Вот вы и узнали тайну Бермудского Треугольника! Вам полегчало?"
- Ну что, Йен? - ядовито спросил кто-то, - Долеталась, Чалленджер?
И вдруг она услышала издалека, из-за завесы смрада:
- Ты спятил, Риенс. Хочешь ее убить? Она нужна мне живая.
- Я обещал ей, мэтр, - буркнула маячившая перед чародейкой тень, постепенно принимавшая очертания тела и лица Риенса. - Я обещал ей отплатить... Этими вот носками...
- Меня не интересует, что ты ей обещал. Повторяю, она нужна мне живая и способная к членораздельной речи.
- Из кошки и ведьмы не так-то просто выбить жизнь, - засмеялся тот, кто держал чародейку за волосы.
- Не умничай, Ширру. Тебе хорошо, ты в противогазе! Я сказал, Риенс, одень сапоги! Поднимите ее. Как ты себя чувствуешь, Йеннифэр?
Чародейка, борясь со рвотой, подняла опухшее лицо. В первый момент она не узнала говорившего. Некогда классически прекрасное лицо Вильгефорца было усеяно золотыми клеммами и зажимами, бриллиантовыми прищепками для белья, изумрудными болтами и гайками, нос был приклеен пластилином, а нижнюю челюсть поддерживал большой амбарный замок. Уши были привязаны на золотых веревочках. Вместо левого глаза имелся шарикоподшипник.
- Работа твоей Цири, - спокойно пояснил верховный Чародей-Садист Капитула, - Я пытался ее схватить, когда она вбегала в телепорт Башни Чайки. Но на меня напали члены Международной ассоциации геев и лесбиянок и начали бить, вопя, что я шовинистическая свинья, преследующая людей за их свободный выбор. Я насилу вырвался. Кричал, что всего лишь хочу спасти девочке жизнь: я был уверен, что телепорт убьет ее. Наивный! Она прошла гладко, с такой силой, что портал взорвался, и все обломки полетели мне в лицо, - чародей всхлипнул, и капля машинного масла покинула его левый глаз в качестве горючей слезы, - Мне три недели было некого пытать. Я был в ужасном состоянии! Но ничего, когда я схвачу эту мерзкую девчонку, - продолжал он, - Я первым делом заставлю ее выметать весь мусор, который она накидала своим взрывом в Башне Чайки! Потом она будет мыть там лестницу зубной щеткой! А потом, потом... - Вильгефорц омерзительно захохотал, гремя амбарным замком на роже, - Потом я отдам ее Риенсу, он снимет сапоги, и твоя Цири умрет в жутких мучениях!
- Иди к дьяволу, Вильгефорц! - с трудом проговорила Йеннифэр.
- Сорвите с нее обсидиановую звезду, серп и молот! - завизжал злодей. - И в лабораторию ее! Не теряйте времени!
Риенс и полуэльф Ширру, подлые наймиты чародея Вильгефорца, схватили пленницу и потащили ее через какую-то помойку. Вильгефорц был страшным неряхой. Поэтому в его ловчий портал постоянно сыпался всякий мусор в виде кораблей, а также всего того, что они выбрасывают за ненадобностью в море. Матерясь и продираясь сквозь груды разбитого хлама, гнилых досок, нечистот и отходов с камбуза, чародей и его слуги со своей жертвой, наконец, добрались до замка. Потом были стены, ворота, галереи, паркет, заплеванная окурками лестница... и слишком мало деталей, чтобы можно было понять, где находишься, куда занесло тебя заклинание.
Вот и дверь с надписью "Д-р Вильгефорц, хирург-садист. Расписание пыток на первом этаже". Йеннифэр грубо усадили в стальное кресло, на запястьях и щиколотках защелкнулись тесные захваты. Рядом с креслом стоял большой, богато изукрашенный компьютер. Корпуса HD и дисплея были из чистого серебра, клавиатура - золотая. Кругом витали запахи формалина, эфира и магии. На столе сидел полуэльф Ширру и жрал медицинский спирт. К нему подвалил Риенс и попросил поделиться. Подлый Ширру налил ему фенолфталеину и потом долго хохотал. Риенс в долгу не остался: он выждал момент, когда полуэльф садился на стул, и быстро подсунул под него газовую горелку. Ширру завизжал, вытянул шпиона по физиономии микроскопом, и они оба стали кататься по полу лаборатории, вцепившись друг в друга. Это безобразие прекратил Вильгефорц, пригрозив подчиненным, что превратит их в лягушек, на которых он изучает нервные рефлексы. Прежде чем стальные челюсти держателя сжали виски и зафиксировали голову Йеннифэр, чародейка успела осмотреть обширный, ярко освещенный зал. На стене висел красочный транспарант: "Восьмой международный конгресс садистов и извращенцев им. Джека Потрошителя". Внезапно дверь резко распахнулась, и на пороге появился маньяк в кальсонах и с бензопилой:
- А вот кому башку спилить!! - дурным голосом заорал он, - Музыка, играй! - маньяк запустил бензопилу и, за неимением доступной башки, напал на стул. Во все стороны полетели опилки.
Вильгефорц поморщился:
- Добрый день, Бонарт! Прекратите устраивать сцены из дешевых фильмов ужасов. Сдайте пилу в гардероб и поднимайтесь к нам.
Охотник за наградами и маньяк по совместительству Лео Бонарт повиновался. Не прислушиваться ко мнению Вильгефорца было опасно. Тем временем в зале появилось еще двое гостей: нильфгаардский коронер Стефан Скеллен, по прозвищу Филин, и интеллигентного вида тщедушный юноша.
- Да здравствует демократия! - вопил Филин, размахивая красным флагом, - Власть народа, то есть! Долой диктатора Эмгыра, ура!
- Успокойтесь, Скеллен, - усмехнулся чародей, - Вы как всегда в своем репертуаре. Право же, здесь это совершенно излишне, я - человек аполитичный. Сдайте флаг в гардероб и присоединяйтесь к нам.
Оконная рама скрипнула. Маг обернулся: на подоконнике сидел высокий эльф со шрамом на физиономии. В руках он держал коробку с бомбой.
- Что Вам нужно? - спросил Вильгефорц, - Вас, кажется, никто не приглашал, Фаоильтиарна. Во всем романе Вы пытаете всего один только раз, и то из корыстных соображений. Причем отпускаете жертву живой и невредимой, как только она соглашается добровольно выдать интересующую Вас информацию, испугавшись одних Ваших угроз. Вы халтурщик, сэр, и таким нет места среди нас!
Полевой командир эльфийских террористов Фаоильтиарна даже не изменился в треугольном лице:
- Я всего лишь хочу спросить, не известно ли Вам что-нибудь о местонахождении паршивой девчонки по имени Цирилла. Она опрокинула все мои горшки с геранью, когда сиганула от нас в окно.
Вильгефорц поджал губы:
- Я ничего не знаю ни о какой Цирилле. Покиньте помещение, Фаоильтиарна!
- Хорошо, - смиренно ответил эльф.
Сдав тикающую бомбу в гардероб, он ушел.
- Нет, ну в самом деле, - пробормотал чародей, продолжая пристегивать Йеннифэр к креслу, - Весь роман просто набит садистами и извращенцами, не могу же я принимать всех! В конце концов харчи-то мои! И вообще, мой замок - место для людей избранных. Просвещенных. Интеллигентных. А этих бандитов-скоя'таэлей Цири интересует только в плане расхода стрел на единицу площади поверхности.
В этот момент вернулись нильфгаардский коронер и маньяк Бонарт.
- Мое почтение, господин Вильгефорц! - порочная улыбка засияла на физиономии Скеллена, - Приступим к нашим играм?
- Непременно, Скеллен, - ответил верховный Чародей-Садист Капитула, - Вот только чаю попьем. Присаживайтесь, господа!
Вильгефорц чарами создал великолепный стол антикварной работы, сервиз и золотой чайник, полный крутого кипятка. Рядом с ним стоял пирог с гвоздями.
- Угощайтесь! - широким жестом предложил Вильгефорц.
- Нет, спасибо... Мы лучше просто чаю попьем, - ответил Ширру.
Маг обиженно посмотрел на гостей.
- А это че за кент? - вызывающим тоном рявкнул Бонарт, показывая на тщедушного юношу в галстуке, скромно примостившегося на краешке стула, - На нашего не похож! Где моя пила?
- Закройте хайло, Бонарт! - осадил его Вильгефорц, - Он и не должен быть похож на нашего, он программист, а не садист. Нужный человек. Но все в свое время! Вам чаю налить, господин Скеллен?
- Не откажусь, спасибо, - улыбнулся Скеллен.
Хозяин зловещего чертога налил полную чашку чаю и попытался передать его Филину. Но рукав Вильгефорца зацепился за скатерть, и изрядная порция кипятка выплеснулась коронеру на колено.
- А-а-а-ай! - завизжал Стефан Скеллен.
- О, простите, простите! - рассыпался в извинениях Вильгефорц, - Какое несчастье, я не хотел... Вам очень больно?
- О, нет, ничего страшного, господин Вильгефорц! - успокоил его гость,-Почти совсем не больно.
- Да? - горькое разочарование отразилось на лице чародея, - Жалко...
Но в следующий момент бывший глава Капитула уже овладел своими эмоциями, снова принял официальный вид и ловко попытался облить кипятком растрепанного кота, вбежавшего в залу. Но кот, хорошо зная заскоки своего хозяина, увернулся, цапнул мага за ногу и вылетел вон.
- Экий шельма! - засмеялся Вильгефорц.
- Это Ваша кошка? - робко спросил программист.
- Моя, - ответил бывший глава Капитула.
- Любите зверюшек, Вильгефорц? - поинтересовался Бонарт.
- А как же! - широко улыбнулся Вильгефорц, - Только они у меня почему-то долго не живут... - он грустно вздохнул, - Вот, есть кот Висельник, коза Мученица, а вон там - видите? - моя канарейка Утопленница, - и маг с маньячной улыбкой плюнул в птичку косточкой от варенья, но опять промазал.
Канарейка пискнула и заметалась по замызганной клетке. Разозленный неудачей, Вильгефорц нервно зарычал и укусил стоявший на подоконнике кактус. Скеллен, наконец, понял, почему все цветы в горшках были немного поломаны.
- А Вы, Бонарт, любите зверюшек? - в свою очередь спросил чародей.
- Я? Хе... - оскалился в лошадиной улыбке Бонарт, - Я кого поймаю, того и люблю. Гы-гы-гы-гы! - он заржал.
Вильгефорц поморщился.
- Ну, ладно, - он встал из-за стола, - Пора заниматься делом.
Гнусный чародей подвел всю компанию к креслу, к которому была прикована Йеннифэр из Венгерберга. Паскудно ухмыляясь, он начал вводить ей иглы под кожу и что-то пристегивать прищепками к ушам. Скоро чародейка стала напоминать большого дикообраза с ушами от летучей мыши.
- Ну, Йеннифэр, наделала ты мне хлопот. Заставила оторваться от увлекательнейших преступлений против человечества! - разглагольствовал Вильгефорц, втыкая в нее иглы и опутывая сетью серебряных проводков, - Ты преследовала меня, а я преследовал тебя. Отправившись в Бездну Седны ты просто облегчила мне задачу. Потому что я, видишь ли, сам нащупать Цири не могу даже с помощью вот этого, не имеющего себе равных, сканера, - чародей нахмурился и ловко подвесил к левому уху Йеннифэр большую консервную банку.
Он никогда не промахивался. Йеннифэр стиснула зубы.
- У девушки сильные врожденные защитные механизмы, в конце концов это ведь Старшая Кровь, - продолжал он, вставляя ей в нос два водопроводных крана, - Я подумал, что единственный способ отыскать Цири сканированием - это применить эмпатический зонд. Однако, для этого мне нужен был человек, у которого имелся бы с девушкой достаточно сильный эмоциональный контакт. И тут оказалось, что ты, Йеннифэр из Венгерберга, прямо-таки сама лезешь ко мне в руки!
Чародей засунул пленнице в рот большую железную мясорубку ручкой наружу.
- Если тебя подключить к аппаратуре, Йеннифэр, ты нащупаешь мне Цириллу. Правда, операция требует сотрудничества с твоей стороны... Но, как известно, есть методы принудить к сотрудничеству.
- О-о, давайте я! - завыл обуреваемый жаждой мести Риенс, - Я ее заставлю! Вот этими вот руками, вот этими вот носками! - он начал лихорадочно стаскивать сапоги.
- Ширру! - нервно позвал Вильгефорц.
Полуэльф послушно отвесил коллеге крепкого тумака.
- Держите себя в руках, Риенс, черт бы Вас побрал! А ты, Йеннифэр, приготовься. Эликсиры начинают действовать. Тебе уже пора сосредоточиться, - он завязал у нее на шее шланг от пылесоса, - Ну, Йеннифэр! Здесь, на этом экране, я хочу видеть Цири. Где она, с кем, что делает?
- Вильгефорц, свинья с заклепками!! - дико и отчаянно закричала Йеннифэр через мясорубку.
- Я знаю, - сказал чародей, зловеще блестя амбарным замком на роже, - Знаю, это очень неприятно. И весьма болезненно. Но выбора у тебя нет. Ты же прекрасно понимаешь, что этого выдержать нельзя. Так что не упирайся, Йеннифэр, сканируй. Оператор, за компьютер, пожалуйста! - Вильгефорц повернулся к интеллигентному юноше, - Вам я тоже не советую подводить меня.
- Я раздобыл лучшее программное обеспечение, которое только можно достать в этой дыре! - возмутился юноша, - А кое-что написал сам. Все должно работать!
- Ну, вот и чудненько, - ответил ему маг.
Программист забарабанил пальцами по клавиатуре. На экране что-то замелькало, и вся компания узрела большую темную пещеру. Посреди пещеры валялся могучего вида субъект со связанными руками; у него были белые волосы и черная клепаная куртка. Вокруг субъекта шебуршилась толпа отвратительных чудиков: обезьяноскунс, лохматый стучак и зубастые барбегазы. Стучак с кайфом бил лежачего ногами, а барбегазы откусывали от бедняги маленькие кусочки.
- Это что еще за рокер-мазохист? - спросил юноша возле компьютера.
- Да, Геральт, - забубнил кто-то голосом нанятого проповедника, - Тебе сказано было явиться одному, беззащитному и безоружному, пребывающему в полном смирении, оставив за порогом суетную ненависть. У тебя руки надежно связаны, да? Никакой агрессивности. Самоотречение. Покорность. Самоотверженность. Политкорректность! И тогда ты получишь информацию, чтобы спасти своих друзей. Ну, как ты там, Геральт? С тобой все хорошо?
- О-ой, да-а-а-а!!!
- Тебя там не обижают?
- О-о-ой, не-е-ет!
Стучак заржал и подбил Геральту глаз.
- Ты должен их простить, они ж совсем как дети. И очень тебе обрадовались.
- Не то слово! - заголосили довольные чудовища; стучак активнее заработал ногами, а барбегазы - челюстями. Обезьяноскунс приволок канистру бензина и спички.
Полуэльф Ширру запрыгал и захлопал в ладоши:
- Ой, ой, как здорово, так его, так!
Вильгефорц недовольно переключил на другую программу:
- Нечего наслаждаться забесплатно, Ширру! Вот поймай мне ведьмака, тогда и бей его ногами, сколько душе угодно!
- Ну-у... - обиженно протянул Ширру, - А я люблю забесплатно!
- Что это за сволочь там разговаривала с Геральтом в пещере? - через силу спросила Йеннифэр.
- А-а-а, - махнул рукой бывший верховный Чародей-Садист Капитула, - Это эльф Акваллак'х, царствие ему небесное.
- А что, он разве помер? - спросил Ширру.
- Да, понимаешь, сначала у него была мания рисовать фальшивые наскальные рисунки и подписывать их эльфийскими рунами. Чтобы люди решили, что вообще ни один из этих рисунков не является доказательством существования у человечества древней культуры. Но потом его сильно занесло: он стал подписывать египетские пирамиды, разрисовал Коллизей, вломился в Лувр и часа полтора ставил свои идиотские автографы на все скульптуры и картины, которые попадались ему по дороге, пока полиция не вынесла его из здания на руках. Кончилось все тем, что Акваллак'ха пришибло Пизанской башней. Ну, боги с ним, надо продолжать, - он подергал Йеннифер за шланг, - Вот все, чего я пока добился. Я хотел получить Цири, а она дала мне ведьмака. Не позволила вырвать из себя эмпатическую матрицу девушки, а на Геральте сломалась. Что ж, правильно, Геральт мне тоже пригодится, если Цирилла при нем. Ну-ка, Йеннифер, продолжай!
Чародейка застонала сквозь мясорубку.
- Чтоб ты сдох, жертва Франкенштейна! Ни за что!
- Ну-у, Йеннифэр, я думал, ты умнее. Подвергать себя такой опасности из-за беспризорницы и мутанта, который всего лишь одно из твоих мимолетных увлечений?
- Вильгефорц, когда тебя после взрыва собирали, тебе спинной мозг с головным местами не перепутали? Эта беспризорница, стараниями которой ты стал похож на лоскутное одеяло, моя приемная дочь. А Геральт - моя единственная настоящая любовь!
Ширру прыснул от смеха, Риенс противно захихикал.
- Может, твоему мутанту почетную грамоту выдать? Перед строем прочих любовников.
- У-у-у, тут новый файл скачался, знакомство нашей ведьмы с Геральтом, очень романтично! - Ширру отпихнул программиста и нажал клавишу enter.
Йеннифэр презрительно фыркнула. Паршивые соглядатаи! Дело в том, что у чародеек было традиционное развлечение: вламываться в мужские бани, особенно если там моются парни посимпатичнее. Не раз городские жители с ужасом наблюдали, как Йеннифэр и ее подружки, громко визжа и хихикая, таранили дверь очередного заведения огромным сосновым бревном, подобно легионерам, штурмующим ворота крепости. Из бани доносились испуганные вопли мужиков, пытавшихся забаррикадироваться и звавших на помощь. Потом мужики, как тараканы, разбегались по городу, прикрываясь шайками, мочалками и охапками одежды, а чародейки гонялись за ними по улицам, глумливо вереща от возбуждения и сметая все на своем пути.
Муниципалитет каждую неделю покорно чинил бани, страховые компании платили торговцам за перевернутые ларьки, и все ждали, когда же, наконец, хотя бы часть магичек уберется из города, чтоб у остальных не доставало сил высаживать цельнокованные железные двери. Впрочем, Йеннифэр подружки нужны были больше для компании: со взятием бань приступом она прекрасно справлялась и одна. Едва где-нибудь разносилась весть о прибытии знаменитой чародейки из Венгерберга, как одна половина мужиков тут же сбегала из этого города, а другая до конца своих дней переставала мыться. Но Геральт был не робкого десятка. Будучи проездом в Ринде, он пренебрег многочисленными предупреждениями об опасности и средь бела дня поперся мыть свои бренные телеса, напевая на всю улицу ривскую народную песню и дирижируя большим березовым веником.
Известие о том, что в местную баню заглянул самый настоящий ведьмак, привело Йеннифэр в полный экстаз. Чародейка с визгом выскочила в окно, выломала из частокола хорошее бревно для тарана и галопом понеслась знакомиться. Ведьмаку доводилось сражаться с бруксами, сельпугами, василисками и прочими упырями, но такое чудо на него покушалось первый раз. К тому же свои мечи он оставил в предбаннике. "На помощь!"-заголосил ведьмак, стыдливо заворачиваясь в занавеску. Он действовал слишком энергично, поэтому ему на голову грохнулся карниз. Последующие три часа вошли в историю города Ринды, как одно из самых впечатляющих событий. Знаменитый ведьмак, Белый Волк, Геральт из Ривии, с шишкой на голове бегал по бане, завернутый в оранжевую занавеску, словно буддистский монах, таская за собой гремящий карниз. Улюлюкающая Йеннифэр не отставала ни на шаг. Улицу заполонила толпа зевак с фотоаппаратами. Многострадальная баня развалилась, а чародейке наконец-то присудили возмещение материального ущерба. Но бесстыжая особа заколдовала судью и смогла отвертеться, списав разрушения на демона, которого она, якобы, там ловила, дабы защитить город. Геральт к тому времени уже был безумно влюблен, поэтому свидетельствовать против Йеннифэр отказался. В результате посадили за мошенничество владельца бани, эльфа Эррдиля, обвинив его в том, что на протяжении долгого времени он не принимал никаких мер по обеспечению безопасности моющихся, дабы систематически получать страховку. Распущенные чародейки продолжали безнаказанно совершать набеги на центры общественного помыва, а эльф Эррдиль, выйдя из тюрьмы, ушел в скоя'таэли.
- Хи-хи-хи! - прыгал перед экраном Риенс, взвизгивая по-поросячьи.
- Га-га-га! - хохотал полуэльф Ширру.
Бонарт и Скеллен по-лошадиному ржали басом.
Вильгефорц резко убрал изображение:
- Безобразие! - возмутился он, - Черт знает что показывают!
- Дядя, давай футбол, а? - робко попросил программист.
- Я тебе дам футбол! - огрызнулся маг, - Лентяи! Халтурщики! Это старая информация! Кстати, их первая встреча на самом деле состоялась в Вызиме и была еще менее романтичной.
- Врешь, Вильгефорц, - отозвалась Йеннифэр.
- Да-а-а? А кто же был тот невероятно пьянючий субъект, который три часа кидался на тебя с мечом возле твоего дома, не давая войти в подъезд? Он еще заплетающимся языком орал, что до рассвета ты ни в коем случае не должна вернуться в склеп.
Йеннифэр довольно зарделась:
- Да, он называл меня принцессой. И говорил, что сложит голову, но расколдует меня.
- Бу-у-га-га! А упырихой он тебя не называл?
- Сволочь ты, Вильгефорц! Я тогда неважно выглядела. Некогда было сходить к косметичке.
- Это ж надо явиться на работу после гулянки с Велерадом! Это ж надо так нажраться, чтоб перепутать адрес! И ты все еще любишь этого жалкого типа?
- Люблю, низкий негодяй! И всегда буду любить!
- Да? А ведь он тебе изменяет. И на какой сброд твой ведьмачина готов тебя променять! Одна из его многочисленных пассий, некая Йоля из храма Мелителе, неоднократно привлекалась к уголовной ответственности за подделку магических артефактов и ритуалы плодородия в общественных местах. А разве ты не помнишь, как ведьмак себя вел, когда жил в твоем доме? Как он разбрасывал по комнате свои грязные носки, забывал выносить мусор, не желал ходить с тобой по магазинам модной одежды, сварливо ругался, что обеденный стол вечно завален объедками и твоей обувью, мыл посуду в аквариуме? Какая другая женщина стала бы терпеть подобное?! Где же твоя гордость, Йеннифэр? Неужели ты не хочешь отомстить?
- Не хочу.
- Ну что с тобою будешь делать! - театрально развел руками Вильгефорц, - Придется тебя пытать.
Он нажал какую-то кнопку, в колбах забулькало, по экрану побежали цветные волны. Йеннифэр охнула, жалобно звякнув консервной банкой на ухе.
- Сканируй, ведьма, черт б тебя побрал!
Программист еще активней забарабанил по клавишам. На сей раз присутствующие увидели на дисплее лохматого мужика в шароварах, которого конвоировали солдаты с ружьями. У конвоиров была красная форма, а у арестованного - пышные усы, лихо торчавшие в стороны, как два веника. Голос за кадром: "Злые англичане схватили геройского сипая Мангала Пандея и ведут его на казнь! Какое горе! А теперь давайте споем и потанцуем!" На площадке перед виселицей закружилась в пляске толпа красавиц в нарядных одеждах.
- Индийских фильмов мне только не хватало! - рассвирепел чародей, - Совсем с ума посходили?!
Программист бледнел и заикался, Бонарт строил страшные рожи и угрожал членовредительством, но успехи не впечатляли. Дальше компьютер показал какого-то чокнутого типа средних лет в темных очках и хорошем костюме. Тип ломал лавочки, жег зажигалкой кнопки в лифтах, гнул качели в парке и отдирал трубки у телефонов-автоматов, злорадно приговаривая: "Тебе нравится, Нео, что я сделал с Матрицей?"
- Так вот из-за кого наш город вечно на свинарник похож! - прошипел программист, - У-у-у, падла! А в институтской столовке у нас вообще все ложки погнуты, и фонарные столбы на улице узлом завязаны...
Теперь на экране торчала рожа какого-то глистоподобного хмыря, коя с французским акцентом навязчиво предлагала Вильгефорцу съесть тортик. Чародей зарычал и замахнулся на паренька бутылью с медным купоросом, и тут произошло нечто страшное. Сперва компьютер почему-то показал заброшенный колодец. Потом с экрана в комнату на четвереньках полезла неприветливая дохлая девочка серого цвета.
- Ты кто? - пятясь, завопил Вильгефорц, - Какого корреда тебе надо?!
- Я отведу тебя к Цирилле, мастерице ключей, но только за твой поцелуй, Нео! - пробулькала утопленница.
- Проклятый Голливуд!! - взвизгнул чародей, посылая Самаре файерболл в физиономию. - Все заполонили!
На паркете осталось пятно черной копоти и пара лоскутков воняющей тиной белой хламиды.
- Это что было, молокосос? Твое новое программное обеспечение? - экс-глава Капитула навис над дрожащим юношей, зловеще вращая подшипником в глазу.
- Вы просили найти злую девочку, от которой всем много хлопот? - жалобно промямлил паренек в галстуке.
- Господин чародей, - встрял Бонарт, - Пора кончать антеллихента. Дозвольте за пилой в гардероб сбегать, а? Не ровен час вылезет еще какой-нибудь Убиван Кеноби с лазерным мечом и всех поубивает!
- Я сейчас, сейчас!.. - испугано заорал программист, опрокинув кофе на клавиатуру.
По экрану пошла рябь; постепенно сквозь нее стали проступать очертания какого-то помещения. Постоялый двор или харчевня, неизвестно. За столами сидело несколько человек с зеленоватыми от испуга физиономиями. К ним развязанной походкой подошла девица с платиновыми волосами в курточке с воротником из голубой лисы и цветном платочком на шее. В руках у девицы был меч. Поодаль орудовали другие члены банды.
- Ну, че зыришь? - спросила красотка первого попавшегося мужика, - Баксы гони!
- Не дам! - жалобно вскрикнул мужик, прижимая руки к карману.
Девица сплюнула на пол, изрубила несчастного в мелкую лапшу и, откопав в куче мясного фарша кошелек, положила в карман. Потом подошла к следующему посетителю.
- Давай деньги! - рявкнула она.
Наученный горьким опытом, второй мужчина быстро достал из кармана полотняный мешочек.
- Еще давай! - нахмурилась девица.
- Больше нету! - робко ответил человек.
Разбойница в лисе снова сплюнула и снесла ему голову. Потом полезла покойнику за пазуху и достала оттуда кошелек. Внезапно лицо девушки перекосила горестная гримасса, словно у обиженного ребенка.
- Мистле-е-е! - заныла девушка, - Я испачкала курточку! Ы-ы-ы-ы!
- Не плачь, Соколица моя! - отозвалась другая разбойница, вероятно, ее подруга, - Стиральный порошок "BiMax" в новой упаковке, который предлагает тебе "Нэфис Косметикс", в два счета сделает твою курточку снова чистой! Можешь со спокойной душой зарубить еще кого-нибудь! - Мистле обольстительно улыбнулась в кинокамеру.
Бонарт громко выматерился и раскрошил кулаком чайную чашку на столе.
- Это всего лишь дурацкая реклама! - заорал охотник за наградами, - Господин чародей, валить надо этого лоха! Щас я его без пилы располовиню... Музыка, играй!
Вместо ответа Вильгефорц громко треснул маньяка бутылью с купоросом по башке (звук был как от удара по пустому металлическому баку). Охотник в кальсонах нервно икнул и скис.
Программист медленно отвернулся от экрана:
- Это оно?.. - с квадратными глазами спросил он.
Вильгефорц радостно воздел руки к осветительным приборам и запрыгал на одной ноге от восторга:
- Оно, оно! Самое оно, мальчик! Ласточка, Дитя-Неожиданность, Дитя Предназначения, Избранная, Владычица Миров, Дитя Старшей Крови, Спасительница Мира! Сокровище наше с розой в одном месте!
Изображение на экране задрожало и распалось на кучу мерцающих точек.
- Вот дьявол! - выругался Вильгефорц, - Йеннифэр, убью! Ну, ладно, сканируем дальше, все равно это была старая информация.
Снова шипение, бульканье в колбах, парень при галстуке стучит по клавиатуре, и вот на дисплее опять возникают очертания деревьев. Опять лес. На траве сидит Цири, за ней пытается ухаживать какой-то скользкий тип. Это квазикупец Хотспорн.
- Останься со мной. Я сдержу обещание, Снежная Королева. Украшу тебя изумрудами... Осыплю ими...
- Брешешь небось, доходяга!
- Нет, не вру, красавица! Твоя кожа как атлас... Твои глаза как самоцветы... Надо спешить, ты же видишь, я ранен, у меня в спине - арбалетный бельт. Кто знает, на что я буду годится завтра?
- А, хрен с тобой, - махнула рукой Цири, - Интересно же... Только изумруды вперед!
- Будут, будут тебе изумруды! - задыхаясь от восторга забубнил раненый и попытался обнять предмет своих чувств.
- Слушай, а ты дубу-то не дашь? - вдруг отодвинулась Цири, - Ты после этой погони выглядишь как...
- Нет, касавица, нет! Это все ерунда, не обращай внимания!
- Ладно, - Цири тоже протянула к нему руки.
Хотспорн был ранен арбалетным бельтом, а целовать его очень мешали два сидевших во лбу боевых топора. Обнять его тоже было непросто, ибо из него также торчали гвардейская пика, алебарда и большая древнегреческая сарисса. Ветер противно завывал в дырах от стрел, в животе перекатывалось пушечное ядро. Цири долго воевала, дабы удалить из приятеля все инородные тела, мешавшие любовному процессу, и рядом на траве вырос целый арсенал средневекового оружия.
- Все, Хотспорн, утомил ты меня! - Цири бросила на траву запутавшийся в зубах квазикупца кистень, - Выгоднее будет тебя в металлолом сдать.
- Куда?! Меня нельзя в металлолом! - обижено заныл незадачливый любовник. - Я человек, а не куча ржавого хлама!
- Ниче, - отмахнулась рассчетливая Цири, - Вес железного лома будет только больше, если в нем запутался один небольшой контрабандист.
Вильгефорц скакал возле компьютера и довольно потирал руки:
- Отлично! Вот она, вот она, моя жертвочка!
Амбарный замок на физиономии подпрыгивал в такт его дикому танцу, заклепки сверкали, подшипник в глазу радостно вертелся. Внезапно изображение померкло, аппаратура задрожала, клавиатура компьютера мелко задергалась на столе. Компьютер икнул, выпустил струйку дыма и зарычал как собака. Юноша при галстуке испугано отскочил.
- Что такое? - не понял Вильгефорц.
Компьютер медленно поднял клавиатуру на проводе, словно был живой. И вдруг сильно заехал магу в лоб. Из физиономии Вильгефорца золотым дождем полетели заклепки. Приклеенный пластилином нос развернулся и встал поперек лица.
- А-ай!! - завопил Вильгефорц.
Прибор соскочил со стола и, высоко прыгая, начал гоняться за чародеем, нанося ему сокрушительные удары золотой клавиатурой. Все кинулись врассыпную, программист, дрожа, со скоростью преследуемой кошки полез на шкаф. Оставив еле живого Вильгефорца, которого на прощание еще здорово шарахнуло током, адская машина накинулась на остальных. Зажимы, державшие чародейку Йеннифэр, внезапно ослабли. Почувствовав свободу, женщина тут же начала вытаскивать из себя иголки и отдирать проводки. Компьютер в это время вскочил на закорки Ширру и начал нещадно лупить наемника по заднице. Ширру, истерически визжа, отбивался как мог. Ничего, ну ничего человеческого не было в этом визге. Абсолютно. Сразу видно, что полуэльф. Бывший верховный Чародей-Садист Капитула делал безуспешные попытки защититься подносом от чайного сервиза. Йеннифэр плюнула в Вильгефорца мясорубкой, мстительно и метко. Подшипник подлетел к потолку. Компьютер продолжал безумствовать, вдребезги разнося лабораторию. Лео Бонарта он просто на месте отбил в плоскую лепешку и вставил в раму от картины, изображавшей муки Святого Хрюнделя. От Риенса и Филина оставил одно воспоминание.
- Так вас, правильно! Так вам и надо, уроды! - хихикала Йеннифэр, удирая вниз по лестнице.
- Остановите ее! - не своим голосом верещал Вильгефорц, от злости брызгая из будки заклепками, - Держите ведьму!
В дверях показались опухшие от пьянства рожи охранников с разинутыми ртами. Наскоро пристегнув вторым амбарным замком покосившийся нос, чародей ломанулся прямо на них, и вся толпа мужиков, матерясь и гремя железом, в ореоле пыли и окурков скатилась на нижнюю лестничную площадку. К счастью для Йеннифэр, враги преследовали ее только до раздевалки: сработала бомба, сданная в гардероб террористом Фаоильтиарной. Дальше за чародейкой бежал только один Вильгефорц - закопченный, как паровозная труба, сильно хромая и потрясая амбарным замком в носу. От великого мага валил дым и пахло паленой курицей. Никого догнать Вильгефорц, конечно, уже не мог.
- Мерзавец! Двоечник!! - орал экс-глава Капитула сидящему на шкафу программисту примерно час спустя, - Ты чего там написал? Ты чего мне написал-то, а, подлец?! Это что ж это такое?!
- Мэтр, - жалобно отозвалось сверху юное дарование, - Простите, но это очень серьезная проблема.
- Какая проблема?! - визжал чародей, пытаясь застегнуть физиономию и отбиваясь подносом от осатаневшего прибора.
- Серьезная, сэр! - убитым голосом ответил юноша, - Называется баг 2000-го года.


Автор: Rokhan Rider.
13/04/2008.

Дата публикации: 2008-11-22 17:42:52
Просмотров: 7061



[ Назад ]
А. Сапковский
Анджей Сапковский

Вопросы? Ответы? Да кому они нах*й нужны! Это роман, не инструкция к DVD-плееру. Как писатель, как прозаик, я не читаю никому проповеди в церкви, не толкаю речи в Гайд-парке. Я рассказчик. Я рассказываю истории, чтобы доставить читателям удовольствие, создаю героев, чтобы вызвать приязнь/неприязнь, ситуации, чтобы развлечь, рассмешить, расстроить, напугать — и, конечно, заставить их пошевелить мозгами, подумать. Но это история, это фарс, не обращение, не призвание, не вера.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Статистика