Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7731
Комментариев : 25
Реклама

Лаура, наверное 18 Июля 01 9:08 Cообщение № 14599


В стане врага...
Лаура с задумчивым отвращением изучала свое лицо. Вернее, свое новое лицо. Старинное зеркало, мутное, полуслепое, щадило ее, показывало только неотчетливый абрис, светлую дымку волос и огромные зеленые глаза ведьмы.
Другие зеркала были более безжалостны – в них в мельчайших подробностях можно было изучить красноватые контуры стянувшего щеку шрама.
Этот шрам вызывал у Лауры какие-то двойственные чувства: с одной стороны, белобрысой досталось поделом: стерва посмела поднять руку на нее, на Лауру!
Но, если подумать, что теперь придется носить всю жизнь на щеке эту отметину, становилось тоскливо… Не говоря уже об остальном…
- Никогда бы не думала, что придется перевоплотиться в блондинку, - мрачно пробормотала Лаура зеркалу. Мигнула удивленно: показалось, что нечто (в зеркале? отражение?) возмутилось вдруг.
- Перекраситься, что ли? – вслух подумала она – и вдруг поняла, что черные волосы ей сейчас совсем не нравятся… Пожала плечами: в последнее время она часто ловила себя на таких вот мимолетных мыслях, насыщенных непонятной эмоциональностью. Наверное, Переход виноват. Из мира в мир – и из тела в тело…
Она забыла про зеркало и подошла к окну. На улице который день подряд стояла несусветная жара, лень было даже шевелиться, хотелось лежать на солнце разморенной ящерицей, покрываясь золотистым загаром…
Она снова вздрогнула.
Какой еще загар? С тех, еще почти детских лет, когда Лаура осознала, что ей довелось появиться на свет чуточку более смуглокожей, чем принято считать допустимым в свете, она порой до безумия завидовала нежной сливочной коже придворных красавиц, считая себя безнадежной дурнушкой. Со временем ее кожа слегка посветлела, но только доверенная горничная знала, сколько потребовалось для этого отбеливающих кремов и специальных лосьонов.
Она всегда избегала солнца – так какого же, спрашивается, дьявола ей вдруг захотелось сейчас туда, в горячий полдень?
Ну уж нет!
Стены замка хранили прохладу, и незачем было соваться наружу, в солнечное пекло. Лаура погладила тонкий шелк платья, даже не задумываясь, откуда оно взялось утром в изголовье ее кровати: она привыкла к тому, что ее желания выполняются еще до того, как она произносит их вслух…
В коридоре было почти темно – по контрасту с залитой солнцем комнатой. Пока глаза не привыкли к неяркому свету факелов на стенах, она двигалась неуверенно, едва ли не ощупью. Что-то мелькнуло прямо перед глазами, воздух задрожал, Лаура удивленно сморгнула, увидев перед собою маленького зеленого дракончика.
- Привет! – чирикнул зелененький. – Это тебя нашел в лесу Ведьмак? Как тебе платье? Мы втроем с Тлай и Джулией шили. На ее волшебной машинке. Тебе идет.
Только сейчас Лаура поняла, что дракончик – самочка. На душе сразу потеплело, она протянула руку, чтобы погладить зверька. Драконочка благодарно потерлась головкой, а потом уселась Лауре на плечо, продолжая щебетать:
- Папа очень удивился, что тебе регенерин не помог. В смысле, помог, но шрам не убрался… ой, прости, какая я бестактная!
- Ничего, - слабо улыбнулась Лаура. – Я уже привыкла…
- Я думаю, он все равно когда-нибудь исчезнет, - пообещала драконочка. – Тебя зовут Лаура? А меня – Нулли. Хочешь, я тебя со всеми познакомлю? Или сразу пойдем искать Эрика?
«Конечно, идем к Эрику!» - чуть было не воскликнула Лаура. Но снова сама себе удивилась: на кой, спрашивается, ей сдался этот дурачок? Разве что – расспросить его о госпоже Виллиан?
- Послушай, Нулли… Эрик ничего не рассказывал про черную дракону?
- Про ту, которая его спасла? – драконочка насмешливо фыркнула. – Нет, не рассказывал. Про нее лучше с Дылдиком поговорить! Если не боишься, что насмерть уболтает! Вот уж кто все уши прожужжал, какая она раскрасавица.
- А ты ее видела? – заинтересовалась Лаура.
- Живьем – нет. У него какой-то странный Козырь, настроенный только на него самого. Мы с братьями несколько раз пытались слетать, глянуть на нее – но ничего не получается. – Она снова хихикнула. – Папа пытался подсмотреть через очки Дылдика, но кто-то его предупредил, и он их стал отключать… А ты ее знаешь?
- Видела как-то раз, - осторожно ответила Лаура.
- И как? Она в самом деле такая, как на Козыре? Ой, ты же его еще не видела! Идем, покажу! Дылдик его в коридоре вывешивать не разрешил, прячет у себя в комнате. Ревнует, представляешь! Интересно, к кому?
Лаура ничего не понимала, но послушно пошла за порхнувшей вперед Нулли.
Загадочного Дылдика они не застали, драконочка туманно намекнула, что новоявленный гений поэтического слова опять, наверное, слоняется по лесу, сочиняя мадригалы в честь своей таинственной возлюбленной. Но Лаура ее почти не слышала, она во все глаза смотрела на портрет Госпожи.
Сперва ей показалось, что на холсте намалевана странная расплывчатая черная клякса. Потом…
Потом черное пятно, словно бы от воздействия ее взгляда, стало оживать, обретать объем и какую-то странную пластичную неподвижность. Из бесформенности проявлялись постепенно контуры слегка изогнутой шеи, сложенных крыльев, свернутого хвоста. На портрете была изображена Виллиан, без сомнения. И она спала – теперь уже Лаура отчетливо различала сомкнутые веки, сонно расслабленные лапы, мерно вздымающиеся бока…
- Эй, эй, ты куда? – забеспокоилась Нулли.
- А? – вздрогнула Лаура. – Что?
- Ты чуть было не ушла по Козырю! – объявила драконочка. – У нас не получалось, а ты чуть не ушла… Эх, надо было тебя не отвлекать, а попробовать проскочить вместе с тобой… Попробуй еще раз, а?
Но Лаура покачала головой.
- Не могу больше. Виски отчего-то ломит…
Лаура кинула последний взгляд на картину, которую Нулли отчего-то называла козырем.
- Пойдем отсюда. Ты меня обещала познакомить со всеми…
Они почти не прислушивалась к болтовне драконочки, лишь машинально кивала иногда, чувствуя, как что-то внутри нее слышит и жадно запоминает всю новую информацию. Ну что ж, она давно начала догадываться, что новоприобретенное тело обладает какими-то, еще неизвестными возможностями. Сама она сейчас раздумывала о другом: о том, почему Нулли и ее братья не могут «ходить по Козырю», а у нее, если верить той же Нулли, это едва не получилось. Ну конечно же! Дылдик, кем бы он ни был (а Лаура подозревала, что был он тоже драконом), явно рисовал свою картину по памяти, а значит, он видел черную дракону, как видела ее Лаура. Только они двое могли вызвать в памяти ее действительный облик, оживляя своим воображением картину на холсте. Они двое – и Эрик.
И еще. Где бы ни была сейчас Госпожа, но, наверное, у нее есть какие-то веские причины скрываться. И, значит, Лаура должна помочь ей. С Дылдиком пусть разбирается сама Виллиан, но вот уничтожить Эрика и волшебную картину, позволяющую перемещаться туда, где находится Госпожа, придется ей, Лауре.
Она окликнула драконочку.
- Нулли, ты знаешь, я передумала. Ты можешь проводить меня к Эрику?


Дата публикации: 2009-02-10 08:23:45
Просмотров: 3669



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Книга - это не кино и не фотография, ее нельзя воспринимать глазами. Нельзя писать, как видишь. Надо писать, как чувствуешь.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Статистика