Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7202
Комментариев : 24
Реклама

Корректура / Легко ли убить упырицу



Критика переводов | Доля правды | Имена | Интервью с Сапковским | Юмор | Игра Ведьмак




Легко ли убить упырицу


Или что мы могли пропустить, читая перевод

Татьяна Гладысь

Начну с того, что после сопоставления трех переводов "Ziarna prawdy", когда от количества ошибок разбегались глаза, сверять с оригиналом один перевод[1] было чистым удовольствием.

Целью этого сравнения было выяснить, что из текста Анджея Сапковского поневоле упустили те, кто читал рассказ не на языке оригинала. Понятно, что отклонения от авторского текста были – как и при любом переводе. Но некоторые из них показались мне довольно значительными, а некоторые просто привели в недоумение. :(

На этот раз никакого "художественного оформления", глав, эпиграфов и примечаний - лишь голые факты (и маленький комментарий, где не удержалась:)). Вашему вниманию предлагается текст оригинала, подстрочник и перевод Евгения Вайсброта. Расхождения, на которые я хотела бы обратить внимание, выделены красным. На этом конец вступления, перехожу к цитатам. Вот они:

 

*     *     *

Анджей Сапковский

подстрочник

Евгений Вайсброт

-  W Mahakamie, w górach, aż roi się od bobołaków. Po lasach dawniej aby wilki wyły, a teraz akurat: upiory, borowiki jakieś, gdzie nie spluniesz, wilkołak albo inna zaraza. Po wsiach rusałki i płaczki porywają dzieci, to już idzie w setki.

- В Махакаме, в горах, боболаки кишмя кишат. По лесам раньше волки выли, а нынче, понимаешь, упыри, боровики какие-то, куда ни плюнь - оборотень или какая другая зараза. По селам русалки да плаксы детей похищают, уже на сотни счет пошел.

- В Махакаме, в горах, нечисть кишмя кишит. По лесам раньше волки выли, а нынче, понимаешь, упыри, боровики всякие, куда ни плюнь - оборотень или какая другая зараза. По селам русалки да нищенки детей умыкают, уже на сотни счет пошел.

комментарий: Детей крали не "нищенки"! Переводчик просто спасовал перед названием мифологического существа - boginki płaczki (русалки плаксы). Вот кто это такая: "Русалка плакса: Женщина необыкновенного роста, худая, бледная, глаза у нее остекленевшие, тусклые, запавшие. Носит платья обыкновенных крестьянок, но грязные и рваные. После захода солнца перебегает от двора к двору сельских домов. Подкарауливает в основном младенцев, которых сразу же хватает и подменивает, подбрасывая на их место собственного ребенка.

Обычно берет хорошего, послушного, полного, улыбающегося и всегда веселого ребенка, а взамен оставляет плохого, кричащего, плаксивого, худого и бледного. Позже возвращает матери ее собственного ребенка, но только после того как изменит его характер и сделает его совершенно похожим на своего.

Украденных детей часто порет розгой и мучает их всегда вблизи дома настоящей матери, чтобы та слышала плач ребенка и сердце ее кровью обливалось от этого бессердечного истязания бедного невинного ребенка. Для этого после захода солнца, когда вечер темен и месяц не светит, бьет младенца возле окон дома, обычно на мусорной куче двора." По: Kazimierz Władysław Wójcicki, Klechdy, starożytne podania i powieści ludowe (http://dziecionline.pl/Biblioteka/wojcicki_k_w/klechdy/42.htm). По другим источникам, могла это быть дикая баба, выглядевшая как уродливая старая женщина, с грудьми настолько большими и  длинными, что без труда забрасывала их за спину, и чересчур волосатым, косматым телом. Волосы на голове были длинными и прямыми (...)». (дальше см. http://slimak.sciaga.pl/prace/praca/12246.htm или http://www.pagan.ru/d/dikajababa1.php)

 

- Wtedy - ciągnął Velerad - jak mówiłem, Foltest skrzyknął do nas całą gromadę czarowników. Jazgotali jeden przez drugiego, o mało nie pobili się tymi swoimi drągami, co to je noszą, pewnie żeby psy odpędzać, jak ich kto poszczuje. A myślę, że szczują ich regularnie. Przepraszam, Geralt, jeśli masz inne zdanie o czarodziejach, w twoim zawodzie pewnie je masz, ale dla mnie to darmozjady i durnie.

- И тогда, - продолжал Велерад, - как я уже сказал, Фольтест созвал к нам целую толпу колдунов. Перекрикивали они друг друга, чуть не побились этими своими посохами, которые носят, видно, чтоб собак отгонять, когда кто натравит. А натравливают, я думаю, регулярно. Извини, Геральт, если у тебя другое мнение о волшебниках, полагаю, при твоей профессии оно у тебя есть, но по мне - это дармоеды и дурни.

- И тогда, - продолжал Велерад, - Фольтест скликал к нам целую орду всяческих колдунов. Орали они друг на дружку, чуть не побились своими посохами, которые, видно, носят, чтоб собак отгонять, ежели кто науськает. А науськивают-то, я думаю, регулярно. Ты уж прости, Геральт, ежели у тебя другое мнение о волшебниках. Полагаю, в твоем цеху их тоже немало, но на мой вкус - так это дармоеды и дурни.

комментарий: Местоимение je употребляется для существительных неодушевленных, а также среднего и женского рода. Таким образом, оно никак не может относиться к слову "волшебники". Относится зато к слову "мнение" (среднего рода). Если бы речь шла о волшебниках, вместо je было бы ich. Среди же ведьмаков, насколько я помню, волшебников отродясь не бывало.

 

Velerad huknął dłonią o blat stołu.

- (…) Nie, bracie, ja wierzę w czary, niejedno widziałem i wierzę, do pewnego stopnia, rzecz jasna, w zdolności magów i wiedźminów. Ale z tym odczarowywaniem to bzdura, wymyślona przez garbatego i usmarkanego dziada, który zgłupiał od pustelniczego wiktu, bzdura, w którą nie wierzy nikt. Prócz Foltesta. Nie, Geralt! Adda urodziła strzygę, bo spała z własnym bratem, taka jest prawda i żaden czar tu nie pomoże. Strzyga żre ludzi, jak to strzyga, i trzeba ją zabić, normalnie i po prostu. Słuchaj, dwa lata temu kmiotkowie z jakiegoś zapadłego zadupia pod Mahakamem, którym smok wyżerał owce, poszli kupą, zatłukli go kłonicami i nawet nie uznali za celowe się tym szczególnie chwalić. A my tu, w Wyzimie, czekamy na cud i ryglujemy drzwi przy każdej pełni księżyca albo wiążemy przestępców do palika przed dworzyszczem licząc, że bestia nażre się i wróci do trumny.

Велерад хватил ладонью о столешницу.

- (…) Нет, братец, я верю в колдовство, видел многое, и верю, до определенной степени, разумеется, в способности магов и ведьмаков. Но с этим расколдовыванием - это вздор, придуманный горбатым и сопливым стариком, который поглупел от своего отшельнического харча, вздор, в который не верит никто. Кроме Фольтеста. Нет, Геральт! Адда родила упырицу, потому что спала с собственным братом, такова правда, и никакое колдовство тут не поможет. Упырица жрет людей, как упырице пристало, и надо ее убить, нормально и просто. Слушай, два года тому назад кметы из какого-то глухого захолустья под Махакамом, у которых дракон пожирал овец, пошли скопом, забили его дубинами и даже не посчитали нужным особо хвастаться. А мы тут, в Вызиме, ожидаем чуда и каждое полнолуние запираем двери на засов или же привязываем преступников к столбику перед дворцом, рассчитывая на то, что бестия нажрется и вернется в гроб.

Велерад хватил рукой о столешницу.

- (…) Нет, братец, я верю в колдовство, приходилось видеть то да се на своем веку, и верю, до определенной степени, разумеется, в способности магов и ведьмаков. Но что до переколдовывания - это уж чепуха, придуманная горбатым и сопливым старикашкой, который вконец поглупел от своего отшельнического харча, ерунда, в которую не верит никто. Кроме Фольтеста. Разве не так, Геральт? Адда родила упырицу, потому что спала с собственным братом, вот в чем суть, и никакие чары тут не помогут. Упырица пожирает людей, как... упырица, и надобно ее прикончить, нормально и попросту. Слушай, два года тому назад кметы из какой-то захудалой дыры под Махакамом, у которых дракон пожирал овец, пошли скопом, забили его дубинами и даже не посчитали нужным похваляться. А мы тут, в Вызиме, ожидаем чуда каждое полнолуние и запираем двери на семь засовов или же привязываем к столбу перед дворцом преступников, рассчитывая на то, что бестия нажрется и снова нырнет в свой гроб.

комментарий: У автора Велерад уверен в причине возникновения упырицы и старается убедить в этом Геральта, а у переводчика градоправитель ищет у Геральта подтверждения своей теории. Жители же Вызимы по полнолуниям не чудес ожидают, а запирают двери на засов, поскольку именно по полнолуниям упырица покидает старый дворец. ("Но из дворца она выходит только по полнолуниям, да и то не всегда.")

 

- Wygodny kodeks, mości wiedźminie, wielce wygodny. Ale tak, bez szczegółów, z borowikami miałeś do czynienia?

- Tak.

- Z wampirami, z leszymi?

- Też.

Foltest zawahał się.

- Ze strzygami?

Geralt uniósł głowę, spojrzał królowi w oczy.

- Też.

Foltest odwrócił wzrok.

- Удобный кодекс, милсдарь ведьмак, очень удобный. Ну, а так, без подробностей, с боровиками дело имел?

 - Да.

 - С вампирами, лешими?

 - Тоже.

 Фольтест замялся.

 - С упырицами?

 Геральт поднял голову, глянул королю в глаза.

- Тоже.

Фольтест отвел взгляд.

- Удобный кодекс, господин ведьмак, весьма удобный. Ну, а если, к примеру, без подробностей, с лесовиками дело имел?

 - Да.

 - С вампирами, лешими?

 - Да.

 Фольтест замялся.

 - С упырями?

 - Да.

 Геральт поднял голову, глянул королю в глаза.

Фольтест смутился. Вроде бы.

комментарий: изменения для меня совершенно загадочные... :(. К тому же, переводчик довольно непоследователен в переводе названий мифологических существ: раньше, в высказывании Велерада, upiór – это упырьstrzygaупырица), а borowik – это боровик. Теперь же strzyga – это упырь, а borowik – это лесовик. Запутаться можно...

 

- Czy wśród Wiedzących był ktoś znany? Sławny?

- Byli tacy i wówczas, i później. Nie pamiętam imion.

- Был ли среди Посвященных кто-нибудь известный? Знаменитый?

 - Были такие и тогда, и позже. Имен не помню.

- Среди Посвященных был кто-нибудь известный? Знаменитый?

 - Такие бывали и тогда, и сейчас. Имен не помню...

комментарий: В переводе кто-то из Посвященных и сейчас пребывает в Вызиме?

 

- Opis, choć tak obrazowy, był w miarę dokładny, a o to chodziło (...)

- Описание, хотя такое красочное , было довольно точное, а это и было нужно (...)

- Описание весьма красочное и достаточно точное, а именно это вас интересовало (...)

комментарий: Ведьмака не интересовало красочное описание, его интересовало точное.

 

- Zawsze pożera ofiary?

Velerad splunął zamaszyście na słomę.

- Niech cię, Geralt, zaraz wieczerza będzie. Tfu! Pożera, nadgryza, zostawia, różnie, zależnie od humoru zapewne.

- Она всегда пожирает жертвы?

Велерад смачно сплюнул на солому.

 - А чтоб тебя, Геральт, сейчас вечеря будет. Тьфу! Пожирает, надкусывает, оставляет - по-разному, в зависимости от настроения, наверное.

- Она всегда пожирает жертвы?

Велерад смачно сплюнул на солому.

 - А чтоб тебя, Геральт, сейчас же вечерять будем. Тьфу на тебя! Пожирает, обгладывает, оставляет - по-разному, в зависимости, видать, от настроения.

комментарий: no comments.

 

 

- Uważaj, Velerad - syknął Ostrit. - O strzydze gadaj, co chcesz, ale Addy nie obrażaj przy mnie, bo przy królu się nie odważasz!

- Осторожно, Велерад, - прошипел Острит. - Об упырице говори, что хочешь, но Адду не оскорбляй при мне, потому что при короле не отваживаешься!

- Осторожнее, Велерад, - прошипел Острит. - Об упырице - что хочешь, но Адду не оскорбляй, потому как при короле-то и сам не отважишься.

комментарий: изменения для меня не менее загадочные... :(, тем более, что пропущенное "при мне" дает читателю первую зацепку относительно чувств Острита к Адде.

 

- Opowiadano mi, co zaszło w karczmie. (...) Jest dla mnie oczywiste, że mogłeś ich pokonać bez zabijania.

- Мне рассказывали, что произошло в трактире. (...) Для меня очевидно, что ты мог их одолеть, не убивая.

- Мне рассказали, что произошло в трактире. (...) Я уверен, ты мог столковаться с ними и не убивая.

комментарий: no comments.

 

Geralt wyszeptał formułę, wypił po kolei zawartość dwu flakoników,(...).

Геральт прошептал формулу, выпил по очереди содержимое двух флакончиков, (...).

Геральт прошептал формулу, медленно выпил содержимое двух флакончиков, (...).

 

Po wypiciu mieszanki pokrzyku, tojadu i świetlika twarz nabiera koloru kredy, a źrenice zajmują całe tęczówki.

После смеси из красавки, аконита и очанки лицо  становится цвета мела, а зрачки заполняют всю радужку.

После мешанины из красавки, аконита и очанки лицо становится белее мела, а зрачки заполняют всю радужницу.

комментарий: Радужка – расположенная впереди хрусталика передняя часть сосудистой оболочки глазного яблока, от окраски которой зависит цвет глаз, радужная оболочка. Радужница – жук семейства листоедов с яркой, радужной окраской. :) Хм... Опечатка?

 

- Nie trzymam z Veleradem i Segelinem.

- Я не заодно с Велерадом и Сегелином.

- Я не в сговоре ни с Велерадом, ни с Сегелином.

комментарий: Так сколько же было сговоров? У Сапковского Острит считает, что Геральт подозревает его в причастности к заговору, авторами которого являются Велерад и Сегелин. У Вайсброта Острит считает, что Геральт подозревает его в причастности к одному из двух заговоров: либо к заговору авторства Велерада, либо к заговору авторства Сегелина.

 

Wiedział, że strzyga, choć najedzona po ostatniej pełni, nie porzuci prędko trupa Ostrita.

Он знал, что упырица, хоть и сытая после последнего полнолуния, не скоро оставит труп Острита.

Он знал, что упырица, хоть и нажравшаяся, так быстро труп не бросит.

 

Miotała się po posadzce, rycząc okropnie, nie wiadomo było, z wściekłości czy z palącego bólu, jaki zadawał jej nienawistny metal. Geralt był zadowolony - zabicie strzygi, gdyby tego chciał, nie przedstawiało w tej chwili wielkiego problemu. Ale wiedźmin nie dobywał miecza.

Она металась по полу, ужасно рыча, неизвестно, от ярости или от палящей боли, причиняемой ей ненавистным металлом. Геральт был удовлетворен - убить упырицу, если б он этого хотел, не представляло собой в эту минуту большой проблемы. Но ведьмак не доставал меча.

Она извивалась на полу, жутко рыча то ли от ярости, то ли от палящей боли, причиняемой ненавистным металлом. Геральт был удовлетворен - убить упырицу, если б он того хотел, не составляло труда. Но он не доставал меча.

комментарий: Убить упырицу не составляло труда тогда, когда она извивалась на полу, опутанная серебряной цепью ("в эту минуту"). В переводе же получается, что убить упырицу не составляло труда вообще.

 

Jej włosy uniosły się i załopotały, jak gdyby szła pod gwałtowny wiatr. Z trudem, charcząc, krok po kroku, powoli szła. Jednak szła.

Ее поднявшиеся волосы развевались [буквально: ее волосы поднялись и начали развеваться], как будто она шла против сильного ветра. С трудом, хрипя, шаг за шагом, она медленно шла. Все-таки шла.

Ее волосы поднялись дыбом, зашевелились так, будто она шла против резкого ветра. С трудом, кашляя, шаг за шагом, медленно, но шла! Все-таки шла!

комментарий: 1) "резкий ветер", а волосы всего лишь "шевелились"? 2) Так и вижу кашляющую упырицу... Простудилась, бедняжка. :)

 

Strzyga zakręciła się na schodach, odbiła i poleciała na niego w nieprawdopodobnym, ponad dziesięciometrowym skoku Nie dała się już tak łatwo zwieść jego piruetom - dwukrotnie jej szpony naznaczyły skórzany kaftan Riva. Ale ponowny, rozpaczliwie mocny cios srebrnych kolców rękawicy odrzucił strzygę, zachwiał nią.

Упырица повернулась на лестнице, оттолкнулась и полетела на него в невероятном, более чем десятиметровом прыжке. Она уже не дала так легко провести себя его пируэтами - дважды ее когти отметили кожаную куртку ривянина. Но новый, отчаянно сильный удар серебряных шипов на рукавице отбросил упырицу, она пошатнулась.

Упырица развернулась на лестнице, оттолкнулась и кинулась на него в невероятном, чуть ли не десятиметровом прыжке. Она уже не дала так легко провести себя – дважды ее когти рванули кожаную куртку ривянина. Но новый могучий удар серебряных шипов откинул упырицу. Она закачалась.

комментарий: Серьезным промахом, по-моему, является пропуск слова "отчаянно". У Сапковского выигрывать у упырицы Геральту удается с трудом, у переводчика же Геральт – это богатырь, "могучий удар серебряных шипов" – и нет проблем. (Подобное "усовершенствование" физических качеств героя наблюдалось и в переводе Вайсбротом рассказа "Ziarnо prawdy". Там, после того как "звуковая волна тараном ударила в ведьмака, сбивая дыхание, ломая ребра (...)", ведьмак назад не отлетел, а всего лишь "отскочил". Прямо Терминатор какой-то!)

 

Geralt czekał. Już dobył miecza, opisywał nim w powietrzu koła, szedł, okrążał strzygę, bacząc, by ruchy miecza były niezgodne z rytmem i tempem jego kroków. Strzyga nie skoczyła, zbliżała się powoli, wodząc oczami za jasną smugą klingi.

Геральт ждал. Он уже достал меч, описывал им в воздухе круги, шел, обходил упырицу, следя за тем, чтобы движения меча не совпадали с ритмом и темпом его шагов. Упырица не прыгнула, приближалась медленно, водя глазами вслед за светлой полоской клинка.

Геральт выжидал. Он уже выхватил меч и, чертя им в воздухе зигзаги, шел, обходил упырицу, следя за тем, чтобы движения меча не совпадали с ритмом и темпом шагов. Упырица не отскочила. Она медленно приближалась, водя глазами вслед за блестящей полоской клинка.

комментарий: У автора предполагалось, что реакцией упырицы на действия Геральта будет "атаковать". По мнению переводчика, упырица должна была прореагировать иначе – "отскочить".

 

     Geralt raptownie zatrzymał się, zamarł z uniesionym mieczem. Strzyga, zdetonowana, stanęła również. Wiedźmin opisał ostrzem powolne półkole, zrobił krok w stronę strzygi. Potem jeszcze jeden. A potem skoczył, wywijając młyńca nad głową.

     Strzyga skuliła się, zrejterowała zygzakiem, Geralt był znowu blisko, klinga migotała mu w dłoni. Oczy wiedźmina rozpaliły się złowrogim blaskiem, zza zaciśniętych zębów rwał się chrapliwy ryk. Strzyga znów cofnęła się pchnięta do tyłu mocą skoncentrowanej nienawiści, złości i przemocy emanujących z atakującego ją człowieka, bijących w nią falami, wdzierających się do mózgu i trzewi. Przerażona aż do bólu nie znanym jej dotychczas uczuciem wydała z siebie roztrzęsiony, cienki kwik, zakręciła się w miejscu i rzuciła do obłąkańczej ucieczki w mroczną plątaninę korytarzy dworzyszcza.

     Geralt, wstrząsany dreszczem, stał pośrodku sali. Sam. Długo to trwało, pomyślał, zanim ten taniec na skraju przepaści, ten szaleńczy, makabryczny balet walki doprowadził do oczekiwanego rezultatu, pozwolił mu na osiągnięcie psychicznej jedności z przeciwnikiem, na dobranie się do pokładów skupionej woli, która przepełniała strzygę. Złej, chorobliwej woli, z mocy której strzyga powstała. Wiedźmin zadygotał na wspomnienie momentu, w którym wchłonął w siebie ten ładunek zła, by skierować go, jak zwierciadłem, na potwora. Nigdy jeszcze nie spotkał się z taką koncentracją nienawiści i morderczego szału, nawet u bazyliszków cieszących się pod tym względem najgorszą sławą.

     Геральт резко остановился, замер с поднятым над головой мечом. Упырица, растерявшаяся, остановилась тоже. Ведьмак, описав острием медленный полукруг, сделал шаг в сторону упырицы. Потом еще один. А потом прыгнул, вертя мечом над головой.

     Упырица съежилась, ретировалась зигзагом. Геральт вновь был возле нее, клинок мелькал в его руках. Глаза его разгорелись зловещим огнем, из-за стиснутых зубов рвался хриплый рев. Упырица снова отступила, оттолкнутая назад силой сконцентрированной ненависти, злобы и насилия, излучаемых нападающим на нее человеком, бьющих в нее волнами, врывающихся в мозг и внутренности. До боли перепуганная неизвестным ей прежде чувством, она издала дрожащий тонкий визг, крутанулась на месте и кинулась в безумное бегство в мрачный лабиринт коридоров дворца.

     Геральт, сотрясаемый дрожью, стоял посреди зала. Один. Долго продолжалось, подумал он, прежде чем этот танец на краю пропасти, этот безумный, ужасный балет боя привел к желаемому результату, позволил ему добиться психического единства с противником, проникнуть в глубины сконцентрированной воли, переполнявшей упырицу. Злобной, болезненной воли, которая упырицу породила. Ведьмак задрожал, вспомнив тот момент, когда он вобрал в себя этот заряд зла, чтобы направить его, словно зеркалом, на чудовище. Никогда он еще не встречался с такой концентрацией ненависти и убийственного неистовства, даже у василисков, пользующихся в этом отношении самой дурной славой.

     Геральт резко остановился, замер, поднял меч над головой. Упырица растерялась и тоже остановилась. Ведьмак, выписав острием двойной полукруг, сделал шаг в сторону упырицы. Потом еще один. А потом прыгнул, вертя меч над головой.

     Упырица съежилась, попятилась. Геральт был все ближе. Глаза его разгорелись зловещим огнем, сквозь стиснутые зубы вырвался хриплый рев. Упырица снова отступила, отброшенная мощью сконцентрированной ненависти, злобы и силы, излучаемой нападающим на нее человеком, бьющей в нее волнами, врывающимися в мозг и внутренности. До боли пораженная неведомым ей прежде ощущением, она издала вибрирующий тонкий визг, закружилась на месте и в панике кинулась в мрачный лабиринт коридоров дворцовых подземелий.

     Геральт, сотрясаемый дрожью, остановился посреди залы.

     Один.

     "Сколько же понадобилось времени, - подумал он, - чтобы этот танец на краю пропасти, эта сумасшедшая, жуткая пляска привела к желаемому результату, позволила добиться психического слияния с противником, проникнуть в глубины сконцентрированной воли, переполнявшей упырицу. Воли злобной, болезненной, породившей эту уродину". Ведьмак вздрогнул, вспомнив тот момент, когда он поглотил этот заряд зла, чтобы, словно зеркало, отразить его и направить на чудовище. Никогда он еще не встречался с такой концентрацией ненависти и убийственного неистовства. Даже у василисков, пользующихся самой дурной славой.

комментарий: Вроде бы мелкие детали, но жаль, что их нет в переводе. А также непонятно, почему "медленный" полукруг заменен "двойным", "перепуганная" – "пораженной", а "коридоры дворца" – "дворцовыми подземельями"...

Плюс маленький грамматический штришок. В оригинале не "бьющей в нее волнами, врывающимися в мозг (...)", а " ненависти, злобы и насилия, излучаемых нападающим (...), бьющих (...) волнами, врывающихся в мозг (...)". Подобную ошибку (причина – либо невнимательность, либо проблемы с грамматикой) у Вайсброта можно встретить не единожды. Например, в переводе "Ziarnа prawdy": "(...) миниатюрное личико, на котором читалась невыразимая тоска, полная такого очарования, что (...). Все бы ничего, но в оригинале это не тоска, полная очарования, а лицо, полное очарования (сравните в другом переводе: личико с выражением неописуемой тоски, полное прелести).

 

 

*     *     *

Для тех, кто ценит точность перевода, еще пара разногласий:

 

Анджей Сапковский

подстрочник

Евгений Вайсброт

Obcy zwinął się w miejscu, wytrącając ospowatego z równowagi. Miecz zasyczał w pochwie i błysnął krótko w świetle kaganków. Zakotłowało się. Krzyk. Ktoś z pozostałych gości runął ku wyjściu. Z trzaskiem upadło krzesło, głucho mlasnęły o podłogę gliniane naczynia.

Чужак развернулся на месте, выбивая рябого из равновесия. Меч зашипел в ножнах и коротко блеснул в свете каганцев. Все смешалось. Крик. Кто-то из остальных гостей кинулся к выходу. С треском упал cтул, глухо чавкнула о пол глиняная посуда.

Чужак развернулся на месте, выбив рябого из равновесия. Меч свистнул в ножнах и коротко блеснул в свете каганцев. Пошла кутерьма. Поднялся крик. Кто-то из гостей кинулся к выходу. С грохотом упал стол, глухо шмякнулась об пол глиняная посуда.

комментарий: Напоминает о себе троица ложных друзей переводчика из статьи "Как намордник стал светильником" (глава "Нет, ребята, все не так. Все не так, ребята!"): стол-стул-кресло.

Вопрос о том, какой именно звук издал вынимаемый из ножен меч, вызвал бурную дискуссию с привлечением многих авторитетов в разных областях знаний :). Приводить здесь результаты этого обсуждения полностью не вижу необходимости: желающие могут ознакомится с ним в разделе «За рабочим столом», а также на форуме сайта, в теме «Некоторые замечания по статье «ЛЛУУ»», стр. 6-9. Окончательный вывод был таков: (цитата. Daventry:) «меч зашипел в ножнах и перевод: меч засвистел - ошибочен. (...) В данном фрагменте 1) речь идет не столько о самом звуке, сколько о создании атмосферы путем вызова ассоциации с опасным атакующим созданием (змеей), 2) такой поэтический прием достаточно характерен для стиля Сапковского.»

 

Niestety, znalazł się jeden, błazen w spiczastej czapce na łysym czerepie, garbaty eremita, który wymyślił, że to są czary, że to sie da odczynić i że ze strzygi znowu będzie Foltestowa córeczka, śliczna jak malowanie.

К сожалению, нашелся один, шут в остроконечной шляпе на лысой голове, горбатый отшельник, который выдумал, что это колдовство, что это можно расколдовать, и что из упырицы получится Фольтестова доченька, красивая, как картинка.

К несчастью, нашелся один шут в колпаке на лысом черепе, горбатый отшельник, который заявил, что все это чары и колдовство, что их можно  расколдовать  и из упырицы снова получится Фольтестова дочечка, красивенькая  как  картинка.

комментарий: Слово "выдумал" однозначно указывает на отношение Велерада к мнению отшельника. Слово "заявил" такого значения не несет.

 

To była dopiero malownicza kompania! Jakieś pokręcone baby, jacyś kulawcy, brudni, bracie, zawszeni, litość brała. No i dawaj czarować, głównie nad miską i kuflem. Pewnie, niektórych Foltest albo rada zdemaskowali prędko, paru nawet powiesili na ostrokole, ale za mało, za mało. Ja bym ich wszystkich powiesił. Tego, że strzyga w tym czasie zagryzała co rusz kogoś innego, nie zwracając na oszustów i ich zaklęcia żadnej uwagi, dodawać chyba nie muszę. Ani tego, że Foltest nie mieszkał już w pałacu. Nikt już tam nie mieszkał.

Ну и колоритная это была компания! Какие-то скрюченные бабы, какие-то хромые, грязные, братец, завшивевшие, - жалость брала. Ну и давай они колдовать, в основном над миской и кружкой. Конечно, некоторых Фольтест или совет разоблачили быстро, нескольких даже повесили на частоколе, но слишком мало, слишком мало. Я б их всех повесил. Того, что в это время упырица то и дело кого-нибудь загрызала, не обращая никакого внимания на мошенников и их заклинания, добавлять, думаю, нет необходимости. Ни того, что Фольтест больше не жил во дворце. Никто уже там не жил.

Это была, доложу я тебе, та еще компания. Какие-то скрюченные бабы, хромоножки, грязные, братец, завшивевшие, - страх, да и только. Слезы. Ну и давай они шаманить, в основном над тарелкой и кружкой. Правда, некоторых Фольтест не без помощи Совета расколол быстренько, нескольких даже острастки ради повесил на частоколе, но маловато, маловато. Я б, к примеру, всех их на шибеницу отправил. Ну о том, что за это время упырица ухитрилась загрызть кой-кого, наплевав на мошенников и их заклинания, думаю, говорить не приходится. Да и о том, что Фольтест во дворце больше не жил. И вообще никто уже там не жил.

 

- Gdyby po długim, kilkudniowym omdleniu zmarła, trzeba spalić ciało.

- Если бы после долгого, затянувшегося на несколько дней обморока она умерла, надо сжечь тело.

- Если после долгого, затянувшегося на несколько дней беспамятства она умрет, надо будет сжечь тело.

комментарий: В отличие от использованного в переводе «беспамятства», оригинальное «обморок» не предусматривает возможности совершать какие-либо движения (кроме как падать) или издавать звуки. (Ср. «В толпе у большого дома княгини Волконской на Мойке говорили, что в последние минуты жизни Пушкин, впав в беспамятство, хватал за руки В.И. ДАЛЯ и настойчиво приглашал куда-то идти.», «Когда же дело дошло до того, что бедная Энхен впадала в беспамятство и начинала говорить мужским голосом, отец не на шутки испугался.») Если кому-нибудь придется иметь дело с упырицами – обращайтесь к оригиналу!   :)

 

Geralt zarzucił miecz na plecy, ukrył swój tobołek w palenisku zrujnowanego kominka i cicho jak nietoperz zbiegł po schodach.

Геральт закинул меч за спину, спрятал свой узелок в очаге разрушенного камина и тихо, словно летучая мышь, сбежал по лестнице.

Геральт завел меч за спину, спрятал сундучок в угольях разрушенного камина и тихо, словно летучая мышь, сбежал по лестнице.

 

Potworny, rozedrgany, opętańczy wrzask rozdarł noc, wstrząsnął starymi murami i trwał, wznosząc się i opadając, wibrując.

Чудовищный, вибрирующий, неистовый крик разорвал ночь, потряс старые стены и продолжался, вздымаясь и опадая, вибрируя.

Чудовищный, душераздирающий, сумасшедший визг разорвал ночь, потряс старые стены и не прекращался, то вздымаясь, то опадая и вибрируя.

комментарий: По-видимому, переводчик хотел избежать повторения (вибрирующий ... вибрируя). К сожалению, попытку нельзя признать удачной, так как вместо физической характеристики звука появилось его эмоциональная оценка потенциальным слушателем.

 

Tak jak oczekiwał, zaskoczona strzyga poleciała naprzód, straciła równowagę, przewróciła się, pośliznęła po posadzce i stoczyłа w dół po schodach, w ziejący w podłodze otwór wejścia do krypty. Z dołu rozległo się jej potępieńcze wycie.

Как он и ожидал, застигнутая врасплох упырица полетела вперед, потеряла равновесие, упала, поскользнулась на полу и покатилась вниз по ступенькам, в зияющее в полу отверстие входа в склеп.Снизу раздался ее неистовый вой.

Как он и ожидал, застигнутая врасплох, упырица полетела вперед, потеряла равновесие, перевернулась, поскользнулась на полу и покатилась вниз по ступеням зияющего в полу входа в склеп. Снизу донеслись истошные вопли.

 

Kiedy Geralt otworzył oczy, piasek w klepsydrze przesypał się już do końca, co oznaczało, że jego letarg był nawet dłuższy, niż należało.

Когда Геральт открыл глаза, песок в часах уже пересыпался до конца, что означало, что его летаргия была даже дольше, чем следовало.

Когда Геральт открыл глаза, песок в часах уже пересыпался до конца, а значит, он спал даже дольше, чем следовало.

комментарий: "сон" и "летаргия" – это разные понятия.

 

Była raczej brzydka. (...) Włosy - płoworude - sięgały jej prawie do pasa.

Она была скорее некрасивой. (...) Волосы – светло-рыжие – доставали почти до пояса.

Она не была красивой. (...) Светло-рыжие волосы укрывали ее почти до пояса.

комментарий: "Не была красивая" и "была скорее некрасивая" – по-моему (с моей женской точки зрения) разница довольно значительная.

 

Ruszył ku schodom, ale zachwiał się, usiadł ciężko na posadzce. Przez przesiąknięte płótno krew lała mu się po ręce, ściekała do rękawa. Rozpiął kaftan, rozdarł koszulę, pruł, darł szmaty, wiązał je wokół szyi wiedząc, że nie ma za dużo czasu, że zaraz zemdleje...

Он направился к ступенькам, но покачнулся, тяжело опустился на пол. Сквозь пропитавшееся полотно кровь бежала по руке, стекала в рукав. Он расстегнул куртку, разорвал рубаху, разрывал, рвал полосы и обвязывал ими шею, зная, что у него не так уж много времени, что он сейчас потеряет сознание...

Он направился к ступеням, но, покачнувшись, тяжело опустился на пол. Просачивающаяся сквозь намокшую материю кровь бежала по руке, отекала в рукав. Он расстегнул куртку, разорвал рубаху и принялся обматывать шею, зная, что времени осталось совсем мало, что он вот-вот потеряет сознание...

комментарий: по-моему, пропущенный фрагмент придает драматизма описанию этой сцены.

 

С радостью отмечаю, что в переводе данного рассказа отсутствует ошибка, допущенная  Евгением Вайсбротом при переводе рассказа "Ziarno prawdy": слова "волшебник" и "колдун" употребляются на этот раз с четким разграничением смысла[2]. Сбой происходит лишь раз:

Анджей Сапковский

подстрочник

Евгений Вайсброт

- Leż czarowniku - powiedział Velerad. - Leż, nie ruszaj się.

- Лежи, колдун, - сказал Велерад. - Лежи, не шевелись.

- Лежи, волшебник, - сказал Велерад. - Лежи, не шевелись.

 

 

*     *     *

А вот что (кроме упомянутого выше) переводчик посчитал нужным удалить из текста (выделены отсутствующие в переводе слова):

 

Ривянин выпрямился. Быстро перехватил меч под левую руку, а поднятой вверх правой, выставив ее в сторону стражников, начертил в воздухе сложный быстрый знак.[3]

(…)

- Да, господин, - пробормотал стражник, опуская голову, и, робко озираясь, двинулся к выходу. Двое других, пятясь, поспешно вышли следом.[4]

(…)

- А, - буркнул Велерад, глядя на вытравленные на коже руны. - Вон оно дело-то какое. Как же я сразу-то не сообразил. Ну да, правда. Самая что ни на есть правдивая правда. Подписано: Фольтест, король, владыка Темерии, Понтара и Махакама. Ну а коли подписано, стало быть, правда. Но воззвание воззванием, а закон законом. Я здесь, в Вызиме, стерегу закон и порядок!  Людей убивать не позволю! Понял?[5]

(…)

- Наш милостивый Фольтест, еще будучи принцем, при старом Меделле, своем отце, показывал, на что способен, а способен был на многое.[6]

(…)

Дитятко подросло в гробу, и неплохо, да и зубки вымахали как следует![7]

(…)

- Я тебе говорил: принцессу в жены. Не знаю, кто это придумал, но ежели упырица выглядит так, как рассказывают, то шуточка получается исключительно невеселая.[8]

(…)

- Сначала, когда Фольтест пригрозил ему виселицей, ежели тот убьет или покалечит упырицу, он только рассмеялся и стал собирать вещи. Ну а потом...

 Велерад снова снизил голос почти до шепота, перегнулся через стол:

- Потом принял заказ.(...)[9]

(…)

- Нет, милсдарь Велерад, - решительно сказал ведьмак. - Тот, кому вы предлагали тысячу, сбежал, стоило ему взглянуть на упырицу, и даже не торговался. Стало быть, риск гораздо выше, чем на тысячу. Больше ли, чем полторы – увидим. Конечно, я предварительно попрощаюсь.[10]

(…)

- Не забывай, с кем говоришь, бродяга! - яростно крикнул Острит, кладя руку на рукоять меча. – С меня достаточно, я не привык спорить с кем попало! Смотрите на него, этика, кодексы, мораль?! (...)

 Ведьмак даже не дрогнул,стоял спокойно.[11]

(…)

Скрестил руки. Воплей упырицы, обыскивающей дворец, он уже не слышал.[12]

(…)

Он выбрался из саркофага, разбитый, занемевший, озябший.[13]

(…)

Он повалился на нее, схватил за запястья, пригвоздил к полу. Она щелкнула зубами - уже слишком короткими - перед его лицом. Геральт ударил ее лбом в лицо, прижал сильнее. У нее уже не было прежних сил, она только извивалась под ним, выла, выплевывала кровь - его кровь, - заливавшую ей рот. Кровь быстро вытекала. Нельзя было терять ни минуты.[14]

 

 

*     *     *

 

По-прежнему раздражает стилистическая "отсебятина" Вайсброта, который то и дело "приукрашивает" речь героев Сапковского (в основном снижая стиль авторского текста до глубоко разговорного). И таких моментов в рассказе предостаточно:

 

ОРИГИНАЛ

ПЕРЕВОД

- А, - буркнул Велерад, глядя на вытравленные на коже руны. - Вон в чем дело. Как же я сразу-то не сообразил. Ну да, правда. Самая что ни на есть правдивая правда. Подписано: Фольтест, король, владыка Темерии, Понтара и Махакама, значит, правда. Но воззвание воззванием, а закон законом. Я здесь, в Вызиме, стерегу закон и порядок!  Людей убивать не позволю! Понял?[17]

- А, - буркнул Велерад, глядя на вытравленные на коже руны. - Вон оно дело-то какое. Как же я сразу-то не сообразил. Ну да, правда. Самая что ни на есть правдивая правда. Подписано: Фольтест, король, владыка Темерии, Понтара и Махакама. Ну а коли подписано, стало быть, правда. Но воззвание воззванием, а закон законом. Я здесь, в Вызиме, стерегу закон и порядок! Людей убивать не позволю! Усек?

- Ну, говорю, времена настали, - снова затянул Велерад, прихлебывая из кружки. – Нечисти/ погани всякой развелось. В Махакаме, в горах, боболаки кишмя кишат. По лесам раньше волки выли, а нынче, понимаешь, упыри, боровики какие-то, куда ни плюнь - оборотень или какая другая зараза. По селам русалки да плаксы детей похищают, уже на сотни счет пошел..[18]

- Ну, говорю, времена настали, - снова затянул Велерад, прихлебывая из кружки. - Дерьма всякого развелось. В Махакаме, в горах, нечисть кишмя кишит. По лесам раньше волки выли, а нынче, понимаешь, упыри, боровики всякие, куда ни плюнь - оборотень или какая другая зараза. По селам русалки да нищенки детей умыкают, уже на сотни счет пошел.

Короче говоря: сделал ребенка своей сестре Адде.[19]

Короче: заделал дитятко своей сестрице Адде.

Ну, а потом Адда родила, в положенное время, а как же. А теперь слушай, потому как тут-то и началось. Того, что родилось, почти никто и не видел, но одна повитуха выскочила из окна башни и разбилась, другая тронулась умом и до сегодняшнего дня не в себе. Потому я думаю, что ублюдочный ублюдок не был особенно красив.[20]

Ну а тут Адда возьми и роди, в положенное время, а как же. А теперь слушай, потому как тут-то и началось. Того, что выродилось, почти никто и не видел. Ну, там, одна повитуха выскочила в окно из башни и убилась насмерть, другая спятила и до сих пор не отошла. Потому-то я и думаю, что ребеночек, дитятко королевское, не из красавцев выдался.

Ублюдка-то надо было сжечь или, может, закопать где-нибудь на пустыре, а не хоронить в саркофаге в подземельях дворца.[21]

 Ублюдка-то надо было спалить иль, может, закопать где-нито на пустыре, а не хоронить в саркофаге да упрятывать в подземельях дворца.

И вдруг однажды ночью, в полнолуние, вопли во дворце, крик, переполох! Да что долго говорить, сам знаешь, да и воззвание читал.[22]

А тут однажды ночью, акурат было полнолуние, во дворце визг, крик, переволох! Да что долго рассусоливать, сам знаешь, оповещение королевское читал.

- Конечно, некоторых Фольтест или совет разоблачили быстро, нескольких даже повесили на частоколе, но слишком мало, слишком мало.[23]

- Правда, некоторых Фольтест не без помощи Совета расколол быстренько, нескольких даже острастки ради повесил на частоколе, но маловато, маловато.

Однако хватило дураков, которые галопом помчались во дворец, как только разошлись слухи, что появился возможность войти в королевскую семью.[24]

И  все  ж таки не было недостатка в дурнях, которые во весь опор помчались во  дворец, как только разошлась весть, что появилась оказия  затесаться  в  королевскую родню.

Сначала, когда Фольтест пригрозил ему виселицей, ежели тот убьет или покалечит упырицу, он только рассмеялся и стал собирать вещи.[25]

Сначала, когда Фольтест пригрозил ему шибеницой, ежели тот прибьет или покалечит упырицу, он только рассмеялся и стал собирать манатки.

Понимаешь, Геральт, у нас в Вызиме есть пара умных людей, притом и на высоких должностях, которым все это дело осточертело.[26]

Понимаешь, Геральт, у нас в Вызиме есть пара толковых людей, притом и на высоких должностях, которым вся эта фигня осточертела.

- Даже так? Несмотря на разрешение на самооборону? Которое, похоже, не очень тебе и нужно.[27]

- Даже так? Несмотря на разрешение на самооборону? Которое, похоже, не шибко тебе и нужно.

Я уверен, что ты убил этих головорезов исключительно ради шума, чтобы потрясти людей и меня.[28]

Уверен, ты прибил этих головорезов исключительно ради  рекламы,  чтобы  всколыхнуть  людей,  потрясти  меня.

Он знал, что времени у него достаточно. До полуночи упырица не покинет склеп.[29]

Времени, как он знал, было достаточно. До полуночи упырица из склепа не вылезет.

Я не намерен стоять здесь до полуночи.[30]

Я не намерен торчать здесь до полуночи.

- Легче будет скинуть Фольтеста с трона, если упырица доймет людей еще больше? Если королевское безумие вконец осточертеет и вельможам, и народу, верно?[31]

- Легче будет скинуть Фольтеста с трона, если упырица доймет людей еще больше? Если королевские фокусы вконец осточертеют и вельможам, и народу, верно?

Острит очнулся быстро и теперь водил глазами в абсолютной тьме.[32]

Острит очухался быстро и теперь водил глазами в абсолютной тьме.

- Это правда, я хотел свергнуть Фольтеста. И не только я. Но я один желал его смерти, хотел, чтобы он умер в муках, чтобы с ума сошел, чтобы живьем сгнил.[33]

- А ведь я действительно хотел свалить Фольтеста. И не я один. Но  лишь я желал его смерти, хотел, чтобы он помер в муках, чтобы свихнулся, чтобы живьем сгнил.

Он знал, что упырица, хоть и сытая после последнего полнолуния, не скоро оставит труп Острита.[34]

Он знал, что упырица, хоть и нажравшаяся, так быстро труп не бросит.

 

Кроме того, как и в переводе "Ziarna prawdy", появляется дополнительная по отношению к авторскому тексту стилизация на старорусский:

 

обувь (А.С.) – обувка (Е.В.)

болезни (А.С.) – хвори (Е.В.)

я знаю/ мне известно (А.С.) – мне ведомо (Е.В.)

 

, а рядом с этим – "несчастный случай на производстве" и "реклама" вместо "шум". :(

 

 

*     *     *

Фрагментов, идеально передающих польский текст, в переводе немало. Вот особенно понравившиеся:

 

- Плати и выматывайся, - рявкнул рябой.

 Только теперь незнакомец взглянул на него.

 - Пиво допью.[35]

(...)

(...) глухо шмякнулась об пол глиняная посуда.[36]

комментарий: Так и слышишь этот звук...

(...)

Страх, как холодная грязь, облепил лица, связал члены, заткнул глотки.[37]

(...)

- Брось! - рявкнул один из стражников дрожащим голосом. - Брось, бандюга! С нами пойдешь!

 Второй толкнул стол, мешавший ему зайти ривянину сбоку.

 - Жми за людьми, Чубчик! - крикнул он тому, что стоял ближе к двери.

 - Не надо, - проговорил незнакомец, опуская меч. - Сам пойду.

                - Пойдешь, пойдешь, сучье племя, только на веревке! - заорал тот, у которого дрожал голос. - Кидай меч, не то башку развалю![38]

(...)

- Как звать-то? (...)

- Геральт.

- Геральт так Геральт[39].

комментарий: отлично передан смысл слов Велерада "Może być i Geralt."

(...)

- А чтоб тебя, Геральт, сейчас же вечерять будем.[40]

(...)

- Принцесса выглядит как упырь, - рявкнул Велерад, вскакивая со стула. - Как самый что ни на есть упыристый упырь, о каком мне только доводилось слышать! В ее высочестве, королевской доченьке, проклятом ублюдочном ублюдке, четыре локтя роста, она похожа на бочонок из-под пива, а пасть у нее от уха до уха, полная зубов, острых как кинжалы, у нее кроваво-красные зенки и рыжие патлы. Лапищи с когтями как у рыси, свисают до самой земли![41]

(...)

- Легче будет скинуть Фольтеста с трона, если упырица доймет людей еще больше?[42]

 



[1] Имеется в виду перевод Евгения Вайсброта. Разбор анонимного перевода этого рассказа появится чуть позже.

[2] Аргумент из уст Сапковского: "(...) "Колдун с Архипелага" [речь о польском переводе "Волшебник Земноморья" У. Ле Гуин - мое примечание]. Хочу обратить внимание на перевод этого заглавия. Во-первых, незнание канона и номенклатуры fantasy. "Wizard" в fantasy нельзя переводить словом "чернокнижник / колдун" [czarnoksiężnik], так как тот вид занимающегося магией лица, который имеет в виду Ле Гуин, в fantasy называется "волшебник" [czarodziej]. "Чернокнижник" [czarnoksiężnik] или же "колдун" [czarownik] – определения несколько негативные, предусматривающие "плохую" магию, – переводятся: socerer или necromancer. Для очень злых волшебников используется слово warlocks".

(...)"Czarnoksiężnik z Archipelagu". Zwracam uwagę na tłumaczenie tego tytułu. Po pierwsze - brak znajomości kanonu i nomenklatury fantasy. "Wizard" nie może w fantasy być tłumaczone jako "czarnoksiężnik", bo zawsze ten rodzaj parającego się magią osobnika, o który chodzi tu Le Guin, w fantasy określa się jako "czarodziej". "Czarnoksiężnik", względnie "czarownik", określenia lekko pejoratywne, zakładające "złą" magię, tłumaczy się jako socerer lub necromancer. Bardzo złych czarowników określa się jako warlocks." (Цитата из Piróg albo Nie ma złota w Szarych Górach , подраздел 8:33, http://www.sapkowski.pl/article.php?sid=205)

[3] Riv wyprostował się. Szybko chwycił klingę pod lewą pachę, a prawą, uniesioną do góry, w stronę strażników, nakreślił w powietrzu skomplikowany, szybki znak.

[4] - Tak, panie - wymamrotał strażnik, opuszczając głowę. Ruszył ku wyjściu, oglądając się niepewnie. Dwaj pozostali wyszli za nim, tyłem, pospiesznie.

[5] - A - mruknął Velerad, patrząc na wytrawione na skórze runy. - To taka sprawa. Że też od razu się nie domyśliłem. Ano, prawda, najprawdziwsza. Podpisane jest: j Foltest, król, pan Temerii, Pontaru i Mahakamu. Znaczy, prawda. Ale orędzie orędziem, a prawo prawem. Ja tu, w Wyzimie, prawa pilnuję i porządku! Ludzi mordować nie pozwolę! Zrozumiałeś?

[6] - Nasz miłościwy Foltest jeszcze jako królewicz, za rządów starego Medella, swojego ojca, pokazywał nam, co potrafi, a potrafił wiele.

[7] Niemowlak podrósł w trumnie, i to nieźle, a i zęby wyrosły mu jak się patrzy.

[8] - (...) wspomniałem ci. Królewna za żonę. Nie wiem, kto to wymyślił, ale jeżeli strzyga wygląda tak, jak opowiadają, to żart jest wyjątkowo ponury.

[9] - Z początku, gdy mu Foltest zagroził szubienicą, jeżeli zabije lub okaleczy strzygę, roześmiał się tylko i zaczął się pakować. No, ale potem...

Velerad ponownie ściszył głos prawie do szeptu, nachylając się przez stół.

- Potem podjął się zadania.

[10] - Nie, panie Velerad - powiedział wiedźmin stanowczo. - Ten, któremu dawaliście tysiąc, uciekł na sam widok strzygi, nawet się nie targował. To znaczy, ryzyko jest większe niż tysiąc. Czy nie jest większe niż półtora tysiąca, okaże się. Oczywiście, ja się przedtem pożegnam.

[11]            - Uważaj, do kogo mówisz, włóczęgo! - krzyknął wściekle Ostrit, kładąc dłoń na rękojeści miecza. - Dość już mam tego, nie przywykłem dyskutować z byle kim! Patrzcie go, etyka, kodeksy, moralność?! (...)

Wiedźmin nawet nie drgnął, stał spokojnie.

[12] Skrzyżował ręce. Nie słyszał już wrzasków strzygi przetrząsającej dworzyszcze.

[13] Wygramolił się z sarkofagu, obolały, zdrętwiały, zziębnięty.

[14] Zwalił się na nią, łapiąc za przeguby obu rąk, przygważdżając do posadzki. Kłapnęła zębami - już za krótkimi -przed jego twarzą. Uderzył ją czołem w twarz, mocniej przydusił. Nie miała już dawnej siły, wiła się tylko pod nim, wyła, wypluwając krew - jego krew - zalewającą jej usta. Krew uchodziła szybko. Nie było czasu.

[17] - A - mruknął Velerad, patrząc na wytrawione na skórze runy. - To taka sprawa. Że też od razu się nie domyśliłem. Ano, prawda, najprawdziwsza. Podpisane jest: Foltest, król, pan Temerii, Pontaru i Mahakamu. Znaczy, prawda. Ale orędzie orędziem, a prawo prawem. Ja tu, w Wyzimie, prawa pilnuję i porządku! Ludzi mordować nie pozwolę! Zrozumiałeś?

[18] - Parszywe czasy nastały - monologował Velerad pociągając z kufla. - Namnożyło się wszelkiego plugastwa.W Mahakamie, w górach, aż roi się od bobołaków. Po lasach dawniej aby wilki wyły, a teraz akurat: upiory, borowiki jakieś, gdzie nie spluniesz, wilkołak albo inna zaraza. Po wsiach rusałki i płaczki porywają dzieci, to już idzie w setki.

[19] Krótko mówiąc: zrobił dziecko swojej rodzonej siostrze Addzie.

[20] No, a potem Adda urodziła, w przepisowym czasie, a jakże. A teraz słuchaj, bo zaczyna się. Tego, co się urodziło, wiele osób nie widziało, ale jedna położna wyskoczyła oknem z wieży i zabiła się, a druga dostała pomieszania zmysłów i do dzisiaj jest kołowata. Sądzę zatem, że nadbękart nie był specjalnie urodziwy.

[21] Nadbękarta trzeba było spalić albo, bo ja wiem, zakopać gdzieś na pustkowiu, a nie chować go w sarkofagu w podziemiach pałacu.

[22] Aż tu którejś nocy, była pełnia księżyca, wrzask w pałacu, krzyk, zamieszanie! Co tu dużo gadać, znasz się na tym, orędzie też czytałeś.

[23] - Pewnie, niektórych Foltest albo rada zdemaskowali prędko, paru nawet powiesili na ostrokole, ale za mało, za mało.

[24] Wszelakoż nie zabrakło durniów, którzy pognali do dworzyszcza galopem, jak tylko wieść gruchnęła, że jest okazja wejść do królewskiej rodziny.

[25] Z początku, gdy mu Foltest zagroził szubienicą, jeżeli zabije lub okaleczy strzygę, roześmiał się tylko i zaczął się pakować.

[26] Widzisz, Geralt, jest tu w Wyzimie paru rozumnych ludzi, nawet na wysokich stanowiskach, którym cała ta sprawa obrzydła.

[27] - Aż tak? Pomimo mojego zezwolenia na obronę własną? Na którym, zdaje mi się, nie bardzo ci nawet zależało.

[28] Jestem pewien, że zabiłeś tych opryszków wyłącznie dla rozgłosu, żeby wstrząsnąć ludźmi, mną.

[29] Czasu, jak wiedział, miał dużo.Strzyga nie opuści krypty przed północą.

[30] Nie mam zamiaru stać tutaj do północy.

[31] - Łatwiej będzie usunąć Foltesta z tronu, jeżeli strzyga dokuczy ludziom jeszcze bardziej? Jeżeli królewskie szaleństwo do cna obrzydnie i wielmożom, i pospólstwu, prawda?

[32] Ostrit oprzytomniał rychło, wodził wkoło oczami w zupełnej ciemności.

[33] To prawda, że chciałem obalić Foltesta. Nie ja jeden. Ale ja jeden pragnąłem jego śmierci, chciałem, by umarł w mękach, by oszalał, by żywcem zgnił.

[34] Wiedział, że strzyga, choć najedzona po ostatniej pełni, nie porzuci prędko trupa Ostrita.

[35] - Płać i wynoś się! - wrzasnął dziobaty.

Nieznajomy dopiero teraz spojrzał na niego.

- Piwo skończę.

[36] (...) głucho mlasnęły o podłogę gliniane naczynia.

[37] Zgroza, jak zimne błoto, oblepiła twarze, skrępowała członki, zatkała gardła.

[38] - Rzuć to! - wrzasnął jeden ze strażników rozdygotanym głosem. - Rzuć to, zbóju! Pójdziesz z nami!

Drugi strażnik kopnął stół, nie pozwalający mu obejść Riva z boku.

- Leć po ludzi, Treska! - krzyknął do trzeciego, trzymającego się bliżej drzwi.

- Nie trzeba - rzekł nieznajomy, opuszczając miecz. - Sam pójdę.

- Pójdziesz, psie nasienie, ale na powrozie! - rozdarł się ten rozdygotany. – Rzuć miecz, bo ci łeb rozwalę!

[39] - Imię jakieś masz? (...)

- Nazywam się Geralt.

- Może być i Geralt.

[40] - Niech cię, Geralt, zaraz wieczerza będzie.

[41] Velerad zerwał się z krzesła.

- Królewna wygląda jak strzyga! - wrzasnął. - Jak najbardziej strzygowata strzyga, o jakiej słyszałem! Jej wysokość królewska córka, przeklęty nadbękart, ma cztery łokcie wzrostu, przypomina baryłę piwa, ma mordę o ucha do ucha, pełną zębów jak sztylety, czerwone ślepia rude kudły! Łapska, opazurzone jak u żbika, wiszą jej do samej ziemi!

[42] - Łatwiej będzie usunąć Foltesta z tronu, jeżeli strzyga dokuczy ludziom jeszcze bardziej?



Дата публикации: 2008-10-31 22:51:53
Просмотров: 11308



[ Назад ]
А. Сапковский
Анджей Сапковский

Польские критики пишут, что я постмодернист, но не объясняют, что это. Если постмодернизм - это намеки, то первым постмодернистом был Гомер.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Ноябрь 2017: Новости | Статьи
Октябрь 2017: Новости | Статьи
Сентябрь 2017: Новости | Статьи
Август 2017: Новости | Статьи
Июль 2017: Новости | Статьи
Июнь 2017: Новости | Статьи
Статистика