Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7803
Комментариев : 25
Реклама

Шныра 10 Май 01 8:44 Cообщение № 14199


Новости из лучшего мира
- Ну и натворила ты дел, - серьезно сказал Пелам.
- А что я? Я ничего! – привычно заканючила Шныра.
- Вообще-то я имел в виду твою подружку, - усмехнулся старик-рыболов. – Но и ты хороша. Нулевочка, ты почему папу не предупредила, когда ушла сюда?
- Да он вечно возится со своей мухой. Ребята обещали его предупредить. А сколько там времени прошло?
- Уже больше суток, - усмехнулся Пелам. – А папаша твой, между прочим, там замок по кирпичику разбирает…
- Каэр Морхен сложен из камней, а не из кирпичей, - машинально поправила его Нулевочка.
- Теперь уже – из кирпичей. 40 х 40 х 10 сантиметров. Вчера Шумил пытался даже спящего тролля на кирпичики раздробить…
- Ой, - пискнула драконочка. – Ведьмак меня убьет… И тролль, наверное. То есть, не убьют, конечно, но мало не покажется. А ты точно знаешь?
- Я – Хранитель Кубка, - кивнул Пелам. – Я знаю все, что происходит вокруг него.
- Ну нет, - решительно сказала Нулевочка. – Я домой не вернусь… по крайней мере, сейчас. Только вот папу надо как-то предупредить…
- А давайте его тоже сюда пригласим, - предложила молчавшая до сих пор Шныра. – Пелам, ты же говорил, что ему сюда тоже можно, раз он Грааль трогал…
- Еще чего! – решительно воспротивился рыболов. – Я не хочу, чтобы мой остров разбирали по кирпичику! Я тут живу, если вы еще не заметили…
- Папа не будет разбирать остров, - запротестовала драконочка. – Когда он увидит, каких жирных лососей ты ловишь, он вообще про все забудет, кроме рыбалки.
- Именно, - кивнул Пелам. – Сперва он выловит всю рыбу, а потом примется рубить яблони на дрова для костра. Драконы – это же ходячий экологический кризис! Вернее, летучий. Извини, Нулевочка, к тебе это пока еще не относится…
- А мы ему напишем, чтобы он дрова с собой взял, - нашлась Шныра.
- И рыбу!
- И тысячу детишек-дракончиков, - согласился Пелам. – После чего существование острова Авалон окончательно уйдет в область легенд и сказок. А ведь на острове не осталось ни одного рыцаря, чтобы хоть как-то контролировать этих чешуйчатых… Извини, Нулевочка…
- Как – ни одного? – удивилась начитанная драконочка. – А легендарный ведьмак-рыцарь Геральт Ривский со своей супругой, королевой Джиневрой? Вроде, его же сюда увезли?
- Нулли, ты все перепутала, - засмеялась Шныра, которая была уже наслышана об этой истории от того же Пелама. – Ведьмака Геральта сопровождала ведьма Йеннифер. А королева Джиневра умерла давным-давно. Но вот ее муж, Король-Ворон, где-то тут присутствует, правда, в развоплощенном облике.
- А почему в развоплощенном? – заинтересовалась Нулевочка.
- Сначала он просто спал, - охотно пояснил Пелам. – Время от времени приезжали разные рыцари, пытались его разбудить, а он только бурчал, что если опасность будет грозить его любимой Логрии, он и сам проснется – и переворачивался на другой бок. Ну, и проспал, разумеется. Проснулся как-то раз, а Логрии уже и свет простыл, ее давным-давно завоевали нормандцы пополам с викингами. Очень, знаете ли, печальная была история. Король-Ворон сначала ужасно гневался, а потом понял, что виноват-то сам. Несколько веков он страшно стыдился, даже имя сменил, чтобы не узнали – прозвался Сауроном. А потом и вовсе развоплотился.
- Угу, грустно это, - согласилась Нулевочка. – А Геральт со своей ведьмой куда девались?
- Именно, что с ведьмой, - кивнул Пелам. – Тут все было не по ней, от всего она нос воротила, а однажды разругалась со своим ведьмаком, открыла портал и ушла туда. Насовсем. Да и Геральт оставался не долго – к нему в гости как-то вертлявая такая красотка заглянула, да с ним и ушла. Мазель Виго ее звали. Нормальные герои здесь долго не живут – скучно им на Авалоне.
- А вот поселятся здесь драконы, и сразу станет не скучно, - хмыкнула Шныра.
- Ну да, - согласился Пелам. – Сначала будет весело, а потом вообще ничего не будет…
Нулевочка собиралась возмутиться и начать спорить, но Шныра очень выразительно подмигнула ей, и малышка-драконочка примолкла.
***
Начинался вечерний отлив. Пелам натянул сапоги и полез в воду проверять сеть. Привычно шуганул вертящуюся подле сетки Фоку, которая уже доедала облюбованную рыбину, довольно хмыкнул, и принялся выкидывать на берег улов.
Малышка-Нулевочка уже не удивлялась, как в первые дни, куда ему столько. Здесь, на острове, рыба была всем – едой, удобрением для невесть откуда взявшихся яблонь, жиром для светильников. А еще старый рыболов вялил рыбу, припасая корм для вечно голодной Птицы Рух, которая жила где-то в горах, и прилетала довольно редко. Нулевочка ее еще не видела, зато Шныра, по ее словам, успела с птицей познакомиться и даже покататься на ней…
- Чего подмигивала-то? – спросила Нулевочка, видя, что Пелам занят своим делом, и на нагретые солнцем мостки даже не оглядывается.
- А давай твоего папу сами сюда вытащим, и спрячем. А Пеламу не скажем. Он, конечно, быстро узнает, но к тому времени Шумил ему уже докажет, что драконы для экологии не опасны… На той стороне залива есть несколько пещер, там вполне можно жить. В наш домик он все равно не поместится.
- А как же мои братья? – задумалась Нулевочка. – Если они все прилетят сюда, Пелам рассердится. А одних их папа не оставит, даже не надейся.
- А мы его ненадолго позовем. Просто – в гости. Он тут недельку погостит, а там пройдет примерно полсуток. И никто ничего не заметит… Ты ведь, наверное, соскучилась?
Драконочка кивнула.
- А как мы его сюда вытащим? Как меня?
- Можно и так. Пришлем ему приглашение, вдруг ему пока некогда, а когда захочет – сразу и прилетит.
- Папа сразу прилетит, - уверенно сказала Нулевочка.
- Тогда приглашение не нужно. Бежим к пещерам!
***
Драконочка перелетела через залив первая, и, дожидаясь, пока Шныра переплывет, нетерпеливо расхаживала по берегу. Она прожила здесь почти месяц, но только сейчас поняла, как соскучилась по любимому папочке.
- Ох, и надерет он мне уши, - пробормотала она, но все равно радовалась скорой встрече. Шныра выбралась из воды, встряхнулась и поежилась – из пещеры тянуло холодом.
- Слушай, Нулли, наверное, ничего не выйдет, - огорчилась она. – В пещере холодно, так что Пелам прав, Шумил тут точно все деревья вырубит, чтобы согреться…
- Глупости! – решительно возразила Нулевочка. – Драконы холода не боятся! Папа может даже на снегу спать! Давай, вытаскивай его, раз обещала!
- Холодно, - пожаловалась Шныра. – Я и не знала, что по вечерам тут такая холодрыга!
Нулевочка посмотрела на высоко висящее в небе солнце. Она все еще не могла привыкнуть к полярному дню.
Шныра все еще подпрыгивала на месте, пытаясь согреться. Странно, в воде ей было гораздо теплее. Впрочем, берег под скалами большую часть суток находился в тени, и мелкие мокрые камушки были совсем холодными. Нулевочка невольно посочувствовала Шныре – наверное, надо было обойти залив по берегу, но кто виноват, что он такой узкий и длинный? А перенести Шныру по воздуху она все равно не смогла бы – силенок не хватало еще.
Шныра наконец-то просохла и почти перестала дрожать.
- Сейчас попробую до него дотянуться, - сказала она и сосредоточилась. Через пару минут подняла кверху нос, а потом и хвост.
Нулевочка догадалась, что подружке, кажется, удалось нащупать где-то в запредельной дали ее папочку. Драконочка обрадованно чирикнула и на всякий случай перелетела повыше на скалу – она понятия не имела, как Шныра собирается доставить на берег десятиметрового дракона, но догадывалась, что лучше убраться на безопасное расстояние.
- Он спит, - пробормотала тихонько Шныра. – Как удачно! Только бы он не ушибся, когда будет падать!
- А ты его над водой вытаскивай, - посоветовала Нулевочка со скалы.
- Ага, - решила Шныра. – Ну, поехали!
Через несколько секунд скалы содрогнулись от возмущенного рыка. Огромный зеленый дракон негодовал, пробудившись в холодной, почти ледяной воде.
- Папочка, я здесь! – радостно завизжала Нулевочка, и кинулась к Шумилу.
Шныра, которую снова окатило волной, ошарашенно покачала головой – надо же, получилось!
И вдруг она заметила, как едва различимое облачко окутало драконью голову. И тут поняла, почему на берегу у пещеры царит такой запредельный холод.
- Шумил, спасайся! – взвизгнула она, но было поздно.
Зеленый дракон поднял голову. Глаза его горели странным, каким-то мертвенным огнем.
- Кто потревожил мой сон? – холодно спросил он.
- Папочка, это же мы со Шнырой!
- Нулевочка, не приближайся к нему! – завопила Шныра. – Это Саурон! Он воплотился в Шумила!


Дата публикации: 2009-02-10 08:23:45
Просмотров: 2933



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Польские критики пишут, что я постмодернист, но не объясняют, что это. Если постмодернизм - это намеки, то первым постмодернистом был Гомер.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Июль 2019: Новости | Статьи
Июнь 2019: Новости | Статьи
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Статистика