Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7765
Комментариев : 25
Реклама

Шныра 21 февраля 01 12:32 Cообщение № 13322


Возвращение номер N
Шныра прижала уши, всем своим существом воспринимая яростное негодование Лабиринта. Маленькое пятнышко – не больше человечьей ладошки в диаметре – а шуму-то! Несчастный амберит уже встал на ноги – он так и не понял, обо что споткнулся, проходя свое посвящение в принцы Янтарного Королевства, – а Шныра не собиралась становиться видимой – мало ли что… Вон у него какой меч на боку висит…
Парень зажал разбитый нос в кулаке. Шныра вдруг посочувствовала – больно ему, наверное. И назад нельзя свернуть. И кровью под ноги капать, видимо, тоже нельзя.
Лабиринт так и излучал враждебность – но, если разобраться, она-то тут при чем? Она всего лишь задремала невидимкой – а глупый амберит споткнулся, упал и расквасил нос. Если бы Шныра знала, что капли амберской крови причиняют Лабиринту такие болезненные раны, она, наверное, была бы поосторожнее.
- Извини, - сказала она.
- Ты нарочно! – голос в ее голове звучал зло и обвиняюще.
- Нет. Ты же видел, я спала… И, притом… ты сам виноват – вокруг меня всегда все происходит не так… Это ты заставил меня остаться здесь – пеняй на себя.
- Я могу раздавить тебя, сжечь заживо, не оставив ни волоска от твоей шкуры.
- Ты этого не сделаешь.
- Почему это?
- Потому что я ни в чем не виновата. Это ты не пускаешь меня ни на шаг за свои пределы. Рано или поздно это должно было случиться – если не с этим парнем, то с любым другим.
- Не отвлекай меня… С тобой я разберусь позже, а сейчас мне надо исполнять то, для чего я здесь нахожусь…
Лабиринт взметнул к лицу своей добровольной жертвы целый вихрь голубоватых искр. Шныра даже залюбовалась – так это было красиво. Но парнишка, кажется, изрядно струхнул – еще бы!
Лабиринт на время забыл о Шныре, сосредоточив свое внимание на юном амберите – и Шныра поняла, что у нее есть шанс – маленький, почти невозможный шанс сбежать отсюда домой.
Ну их к сильвану, этих амберитов с их рыжим принцем-колдуном. Ей все равно не удастся его покусать, если она застрянет в этом страшном Лабиринте на весь остаток жизни. Надо удирать, вот что!
Парень уже проходил Последнюю Вуаль. Шныра забежала вперед, оттуда ей было видно его удивленно-счастливое измученное лицо.
Глюки смотрит, - поняла Шныра. На этом месте ей тоже всегда становилось как-то непонятно – не плохо и не хорошо, но как-то необычно. Один раз отсюда она разглядела летающего Фила – и только тогда поняла, что Последняя Вуаль всего-навсего показывает всем странные глюки.
Надо было торопиться. Еще несколько шагов – и амберит доберется до своего желанного финиша. Шныра прикинула расстояние, которое сумеет преодолеть одним прыжком – и приготовилась.
- Я хочу перенестись в Бегму! – скомандовал он Лабиринту. И, когда тот уже приготовился послушно исполнить волю своего нового покорителя, Шныра прыгнула, вонзив когти в кожаную куртку взвывшего от неожиданности паренька.
- Я все равно только причинила бы тебе кучу неприятностей, - попрощалась она с Лабиринтом. – Не держи на меня зла, и не опасайся, что я раскрою кому-нибудь свою и твою тайну. Прощай, Сияющий!
- Прощай, пушистая вредина!
***
Наконец-то снова дома!
Где, и когда она потеряла своего невольного спутника, она плохо помнила. Видимо, в какой-то момент, как и на пути туда, она попросту потеряла сознание. Неважно, ведь главное - она дома!
Шныра давно уже обнаружила, что бегать по Каэр Морхену невидимкой – это здорово. Правда, когда навстречу ей проскакали Тушкана и Шмыг, она слегка пожалела, что не успела вовремя повернуть колечко – было бы очень неплохо пройти мимо этой парочки, гордо задрав хвост и высокомерно фыркнув вслед. Но ладно, теперь-то о чем жалеть? Шныра села на задние лапки, проводила коварную рыжую разлучницу и негодяйского предателя сердитым взглядом, а потом решительно повернула колечко, и побежала прочь.
Почти сразу же ей навстречу попался Брамин. Увидев Шныру, он машинально поднял руки, прикрывая свою роскошную шевелюру. Но Шныра притормозила всеми четырьмя лапами – и уселась на полу.
- Привет! – сказала она. – Хорошо, что я тебя встретила!
- Ну… в общем, наверное, - дипломатично согласился Брамин.
- Слушай, Брам! Скажи, мне пойдет рыжий цвет?
Брамин удивленно посмотрел на нее, - то ли подвоха какого ожидая, то ли просто не понял.
- Пойдет, конечно, - серьезно кивнул он наконец, а потом вдруг добавил, усмехнувшись чему-то: - Мне же идет! И вообще, рыжий сейчас что-то слишком стал популярным в этом замке…
Теперь задумалась Шныра.
- Слушай, - вдруг спросил Брамин. – А ты не знаешь, здесь есть спирт? Можно не медицинский, сойдет даже технический…
- Не знаю, - чуточку расстроено вздохнула Шныра. Она очень не любила не знать что-нибудь о происходящем в замке - а тут, наверное, столько всего нового стряслось за время ее отсутствия!
Потом она встрепенулась: - Ведьмак должен знать! Пойдем, спросим!
- Зачем тебе-то идти? Я и один могу.
- Мне тоже интересно, - решительно отрезала Шныра, оценила взглядом расстояние для прыжка Брамину на голову, но взгляд был вовремя перехвачен – и ее собеседник поспешно отступил на шаг. Шныра с притворным огорчением вздохнула, и побежала вперед.
***
Ведьмак сидел в любимом кресле у камина. Он довольно приветливо кивнул Шныре, робко примостившейся на подлокотнике кресла – залезть к хозяину замка на колени она не решилась, - а потом с непонятной враждебностью мрачно посмотрел на вошедшего следом за Шнырой Брамина.
- Доброе утро, - поздоровался тот. – Я не помешал?
- Помешал, - буркнул Ведьмак, поспешно завинчивая горлышко пузатой фляжечки. – Чего надо?
- Ведьм, - вмешалась Шныра, почуявшая неладное. – У тебя спирт есть? Можно технический.
- Так вам спирт нужен? – Ведьмак откинулся на спинку кресла, пальцами побарабанил по свободному от Шныры подлокотнику, и уже без прежней враждебности спросил: – Зачем?
- Да пару МакВаловых приборчиков давно пора промыть, - пояснил Брамин, а потом полез в карман и предъявил в качестве доказательства потрепанный техпаспорт смыслохромотографа.
- «Спирт доливать до полного просветления»*, - прочел Ведьмак – и понимающе кивнул. – Ясно… Знаешь, спирт должен бы быть у ворлока – у него всякой дряни навалом в лаборатории.
- Спасибо! – обрадовался Брамин и поспешно вышел. Шныра осталась.
- Ты чего на Брама такой злой? – осторожно спросила она.
- Я не злой, - пожал плечами Ведьмак. – Просто подумал вдруг…
Он не договорил, снова открыл фляжку и глотнул.
- Будешь? – предложил ей.
- А можно?
- Тебе – можно. Ты много не выпьешь, не то, что эти…
Шныра осторожно глотнула, ожидая, что немедленно поперхнется. К ее удивлению, во фляжке Ведьмака оказался довольно крепкий, сладкий и холодный чай. С лимоном.
- А я думала, ты все время пьянствуешь, - неуклюже ляпнула она.
- Имидж – штука серьезная, - кивнул Ведьмак. – Я б с удовольствием кофе пил, да ведь на запах сразу эти маньяки кофейные набегут со своими правилами, ритуалами и поучениями. Не сигиллем же от них отбиваться. А тут этот чайный любитель вдруг пришел. Я уж решил, что он тоже учуял…
- А можно еще? – Шныра цапнула с колен Ведьмака фляжку, не дожидаясь разрешения.
- Кто в доме хозяин – я, или кошка? – притворно мрачным тоном уточнил Ведьмак, фляжку, однако, не отбирая.
- Ты, конечно, - серьезно кивнула Шныра. – Здесь кошек вообще нет…
- Есть. Иногда.
- Нет, - храбро возразила Шныра. – Кошки – это такие несчастные зверушки с расчесанными в кровь ушами, у которых уже нет сил серьезно вякнуть на своих мучителей, и они могут только тихо хрипеть. Это у них называется – мурлыкать…
Ведьмак рассмеялся.
- Интересные у тебя сведения. Откуда бы это?
- Так… - Шныра неопределенно махнула хвостом. – От одних знакомых туристов узнала… Они им всегда уши чешут… А они уже только мурлыкать и могут, бедненькие… Они вообще какие-то ненормальные...
- Кошки? - усмехнулся Ведьмак
- При чем тут кошки? Туристы, конечно!
Шныра вернула владельцу фляжку, умудрившись даже завинтить крышечку, соскочила на пол, – и, помахав ему хвостом, убежала.
***
- О! Привет, загадочный зверь! – оклик раздался внезапно, но незнакомый голос звучал вполне дружелюбно. Шныра моментально передумала исчезать – и побежала знакомиться.
- Привет! – сказала она, рассматривая странного субъекта, в лице которого было что-то неуловимо птичье. Он с не меньшим любопытством изучал ее.
- Ты кто?
- А где твоя лыжа? – вопросы прозвучали почти одновременно.
- Сломала, - вздохнула Шныра. – Скейтборд был надежнее… Да, я ведь, между прочим, первая спросила…
- Ты так думаешь? – незнакомец усмехнулся. – Задавать вопросы – это моя работа.
- И моя – тоже, - резонно ответила Шныра. – И вообще, это не работа, а самое обычное любопытство.
- И работа – тоже. Я – журналюга.
Шныра хихикнула – уж очень смешное слово, а потом забеспокоилась – не обиделся ли.
- А Журналюга – это имя, или профессия?
- Это образ жизни, - не без гордости ответил собеседник. – Ездить по всему свету – и не только по этому, между прочим – и задавать всем, кого встречу, вопросы, а потом об этих встречах в газету писать.
- Здорово! – оценила Шныра. - Я тоже так хочу!
- А талант у тебя есть? – с легким ехидством поинтересовался Журналюга.
- Вопросы задавать? Конечно, есть! А ты про меня в газету напишешь?
- А чего про тебя можно написать? Думаешь, кому-то будет интересно?
- Конечно! – уверенно ответила Шныра, а потом, привычно задрав нос, сообщила: - Я, между прочим, как-то раз мир спасла, вот!
- Всего лишь раз? – засмеялся Журналюга. – Ну, это несерьезно. Вот если бы ты каждый день на завтрак съедала полкило жареных гвоздей – это была бы сенсация. А мир спасать – это скучно, и читателей не интересует.
Шныра повесила нос, но ее мысли лихорадочно забегали. Она догадалась, что Журналюга сейчас уйдет по своим делам – задавать вопросы – и торопливо обежала его, не давая уйти.
- Слушай, Журналюга, а гвозди на чем надо жарить?
***
Следующим встреченным оказался еще один незнакомец с явным преобладанием эльфийской крови. Он бесцельно слонялся по коридорам – и Шныра на всякий случай некоторое время наблюдала за ним невидимкой. Наконец, решила, что незнакомец не опасен, и повернула колечко в нужную сторону.
- Привет! – незнакомец заговорил первым. – Ты говорящий?
- Сам ты говорящий! А я, между прочим, говорящая. И не только. А ты кто?
- Хэлдир. Немного – маг, а вообще-то – воин. Слушай, Говорящая, ты поправку на ауру замка знаешь?
- Чего-о? – Шныра лихорадочно захлопала ресницами, запоминая новые незнакомые слова. Надо же, какой умный попался Хэлдир…
- Ясно, - вздохнул тот, и побрел дальше.
- А меня Шныра зовут! – вякнула вдогонку ему Шныра, но "воин и немного маг" даже не оглянулся…
***
В столовой было непривычно тихо. Один только Джеррет, вернувшийся из какого-то очередного путешествия по своим ворлочьим делам, неторопливо ковырял вилкой остывающую рисовую кашу.
- Привет! – Шныра запрыгнула на стол. – А где все?
- Кто где, - равнодушно ответил ворлок. – К празднику готовятся. А ты чего бездельничаешь?
- А что? – Шныра немедленно оживилась. – К вашему празднику надо чего-нибудь сломать? Я мигом!
- Стоять! – осадил ее окрик Джеррета. – Без тебя найдется, кому сломать… Расскажи-ка лучше, как ты из Лабиринта выбралась…
… У Шныры пересохло в горле – судя по всему, хитроумный ворлок вынашивал какие-то планы насчет знаменитого амберского Лабиринта, и потому выпытывал у нее все, вплоть до самых мельчайших подробностей. Чтобы ненароком не сболтнуть то, о чем она обещалась Лабиринту помалкивать, Шныра демонстративно смолкла и попыталась прокашляться. Ничего не получилось, и она протянула лапу к стоящему перед Джерретом кувшину. Странно, - отметила она, - сам ворлок к содержимому кувшина не притронулся ни разу.
- Можно? – она нервно переступила.
- Можно, - пожал плечами ворлок. – Если не боишься…
- Чего? Джерретовки?
- Там теперь регенерин. Чистейший, неразбавленный. Возвращает девушкам девственность с первого же глотка.
Шныра задумалась, потом незаметно для себя принялась размышлять вслух:
- Девушкам – девственность, женщинам – женственность, а мужчинам, наверное – мужественность… Интересно, что он Шнырам возвращает…
- Попробуй – узнаешь, - кажется, Джеррет тоже слегка заинтересовался, но сохранял прежний равнодушно-отрешенный вид. Тем не менее, он наклонил кувшин – и плеснул немного жидкости в пустое блюдце. Шныра покосилась на ворлока, слегка прижала уши и хвост, но тут же спохватилась, надменно фыркнула – и храбро принялась лакать. Вычистив блюдечко, подняла мордочку к Джеррету.
- Ну и как? – не выдержал он. Шныра не ответила. Только остренький носик гордо задрался кверху, а в глазах, откуда ни возьмись, заиграли загадочные и лукавые искорки.
***
Народ отыскался в библиотеке. Ну, не то, чтобы весь народ, обитавший теперь в замке, но, по крайней мере, некоторая его часть. Притом, исключительно женского пола. Холли, Фиона и Дракона лихорадочно перебирали старые книги с рецептами, делали какие-то пометки, о чем-то негромко переговаривались. Леха и Джулия листали подшивку модных журналов и вполголоса спорили о возможности сшить в здешней, приближенной к боевой, обстановке платья того или иного фасона. Леха оказалась решительной противницей рюшечек и фестончиков, а Джулия утверждала, что ее швейная машинка способна еще и не на такие изыски.
- Притом, это ж будет бал, настоящий бал! Надо, чтобы все было красиво! Чем пышнее платья – тем лучше.
- Тем больше томатного сока сможет пролить на них Шныра, - ехидно подсказала восседавшая на опустевшей книжной полке Тушкана.
- Она не будет, - одновременно вступились за Шныру ее бывшая гувернянька и Кейси. Призрака меню праздника интересовало весьма слабо, поэтому Кейси висела над столом над головами Лехи и Джулии – и вздыхала, понимая, что нарядиться в роскошное бальное платье ей отнюдь не светит…
- Не буду я никого соком поливать! – внезапно возмутилась невидимая Шныра, выдавая себя. Пришлось поворачивать кольцо и появляться. – И вообще… Я тоже хочу на балу красивой быть…
- Хочешь, я тебе свои бантики дам поносить? - тут же подобрела Тушкана.
- Я подумаю, - решила Шныра.
В это время из глубины комнаты – откуда-то из-за стеллажей - донеслись странные, но явно какие-то неприличные звуки. Все вздрогнули. Кейси мигом слетала посмотреть и тут же вернулась.
- Ничего страшного. Это там Арпад с книгами совокупляется.
- Зачем? - спросили сразу несколько голосов.
- Ну… не знаю… с целью продолжения рода, наверное…
- Странные брачные обычаи у вампиров, - вслух прокомментировала Холли.
- А он их просто читать не пробовал? – спросила наивная Шныра.
- Ну-у, - засмеялась Дракона. – Что бы ты понимала в мятущейся душе интеллигента…
***
«А только самые любимые бантики я ей все равно не отдам», - думала Тушкана, почти не прислушиваясь к словам Шмыга. Уроки чтения, которые уже несколько дней давала ему Джулия, привели к потрясающим результатам – не далее, как сегодня утром, Шмыг одолел удивительно интересную книжку – про коварство, любовь и про то, как смелость и находчивость помогают одолеть самых страшных врагов.
И теперь он с увлечением пересказывал содержание книги подружке-Тушкане.
- Он бежал по лесу, не оглядываясь – ноги сами несли его прочь, в густую чащу, в безопасность… Навстречу ему вышел прекрасный бледный юноша, и поведал свою печальную историю… Ему удалось сбежать от тирана, но возлюбленная так и осталась недосягаемой для несчастного – и теперь ему оставалось только слагать полные грусти стихи и грезить о… - Шмыг мечтательно поднял глаза, зрачки его расширились, и он сдавленным голосом закончил: - … о девушке с голубыми волосами…
...По коридору мимо шествовала во всем свежеприобретенном изяществе перелинявшая к весне Шныра. Ее рыжая шубка, в точности повторявшая оттенок шевелюры Брамина, искрилась в свете солнечных лучей яркими голубыми бликами.
Тушкана негромко заворчала и ревниво схватила Шмыга за лапу.
* - обнаружено автором в методичке про проведению каких-то запредельно химических опытов в местном ВУЗе


Дата публикации: 2008-12-01 08:23:45
Просмотров: 3595



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Мне очень повезло вырасти в доме, где читать очень любили, а книг было не счесть.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Статистика