Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7731
Комментариев : 25
Реклама

Шныра 14 февраля 01 9:29 Cообщение № 13218


Памяти профессора Тарантоги...
- Ой, пуши-истик!
Шныра гордо повела ухом и приосанилась. Ну, хоть кто-то оценил.
Конечно, хорошенький. То есть, конечно, хорошенькая – не видят, что ли, сами, что она – Шныра, а не Шмыг? Стоп? А, может быть, это не про нее?
Шныра скосила глаза, потом не выдержала – и обернулась.
И вовремя!
Потому что на нее неслись, потрясая ножами, топорами и пилами, семь жутких, бледных, изможденных девиц. Длинные ноги, растущие, кажется, прямо из ушей, помогали им двигаться быстро и уверенно, даже несмотря на крайнюю степень истощения.
- Та-акое рагу будет! – визжала ближайшая.
- Сервер недоступен! – возмущалась еще одна, без особого усилия размахивавшая в воздухе бензопилой.
Жуткое словечко «сервер» оказалось последней каплей. Шныра прижала уши и кинулась наутек.
***
В библиотеке было тихо. Где-то за стеллажами негромко совещались о чем-то своем Мак и Брамин. Шныра глянула на них сквозь просвет в книжной полке, прислушалась, ни сильвана не поняла, кроме того, что смысло-хромо-мото-граф (почему-то возникла ассоциация с задумчивым Дракулой, оседлавшим хромированный мотоцикл) работает в положении «лежа», заполняется джерретовкой в положении «стоя» и склоняется в семи падежах в любом положении.
Шныра покосилась на роскошную шевелюру Брамина, вздохнула – забраться бы сейчас к нему на голову – никакие ошалевшие рабыни-туроператоры не достали бы…
- Сервер недоступен! – раздалось из коридора. Шныра сжалась в комочек, на всякий случай прикинула высоту ближайшей полки, – если что – успею! – но преследовательницы удалились.
Голоса за стеллажами звучали непонятно, но монотонно и успокаивающе. Шныра высунула нос из-под тумбочки и запрыгнула на стол.
«Хроники Янтарного Королевства» все еще лежали там, где она оставила их, убегая спасать Леху. Пришлось изрядно потрудиться, пока не раскрылась нужная страница. Шныра принялась разбирать руны, для удобства водя по странице кончиком хвоста.
Лабиринт Амбера… Что ж, посмотрим, Лабиринт, на что ты годишься…
Болезненный укус прямо в чувствительный носик заставил ее подпрыгнуть, взмахнув лапой, и взвизгнуть.
- Ой! Ты чего кусаешься!
Муха, разумеется, не ответила. Шныра печально посмотрела на ее раздавленное тельце.
- Ой! – повторила она. – Тебе удалось улететь из янтарика, когда он треснул в огне? А я тебя раздавила! Ой! А теперь я могу снова разговаривать, а ты умерла? Просидела в этом камне тысячу лет – а я тебя убила! Бедненькая…
Кейси спрыгнула со своей любимой полки и подлетела посмотреть, что случилось.
- Привет! – грустно сказала Шныра. – Представляешь – она тысячу лет спала в камне. Наверное, еще динозавров видела… А я ее – лапой!
- Не было тут динозавров тысячу лет назад, - попыталась утешить ее Кейси.
- Ну, две тысячи!
- И две – тоже.
- Ох! Значит, она еще старше! – Шныра обреченно вздохнула: - Я уничтожила единственный живой памятник эпохи динозавров! Это называется «вандаммизм», да?
- Вандализм, - поправила ее Кейси.
- А какая разница?
- Никакой. Глянь-ка сюда!
Шныра подняла мордочку и посмотрела в окно.
- Ну? И что?
- Не туда смотришь! – Кейси показала призрачным пальцем на здоровенную муху, ожесточенно бьющуюся о стекло. – Вот, еще один живой памятник. На волю просится.
- Да? Ой, надо ее скорее выпустить – она же разобьется!
- Не разобьется. А вот на улице замерзнет сразу. Там сейчас холодно, а до весны еще далеко… Снег, ветер – и ни одного зеленого листочка, - Кейси внезапно смолкла, потому что увидела, как по двору стремительно пронеслось что-то зеленое. Тран, наверное, - решила она. – Или шумиловы детишки снова чего-то затеяли…
***
- Привет! – Шныра бесцеремонно прыгнула на зеленую бархатную подушку. – Не разбудила?
- Почти нет, - красивая рыжая кошка грациозно потянулась. – Что случилось? Хочешь еще одного Шмыга создать?
- Нет, - Шныра решительно потрясла головой. – Одного Тушкане вполне хватит.
- А тебе?
- А мне больше не надо. Я разучилась любить.
- Шны-ырочка! – Фиона от неожиданности вернулась в привычный человеческий облик. – Тебя какая муха укусила?
- Доисторическая! – похвасталась Шныра. – Она еще динозавров кусала, наверное…
- И они потому и вымерли, - задумчиво кивнула Фиона, припомнив бородатый анекдот.
- Может, и потому, - согласилась Шныра. – Она больно кусается. Я-то вирус, мне не страшно.
- Но сегодня такой праздник! Сегодня нельзя не любить!
Шныра прислушалась к своим ощущениям.
- Можно, - довольно уверенно сказала она. – Расскажи мне про Лабиринт! А лучше – пойдем в библиотеку, покажешь, что там и как.
- Зачем куда-то идти? – Фиона потянулась усилием воли, задействовав Логрус – и тяжеленная книга хлопнулась на подушку прямо перед Шнырой. И даже раскрытая на нужной странице.
- Здорово! – позавидовала Шныра. – А я тоже так умею! Только пока получается доставать одни финики и сок без стакана. Хочешь соку?
Фиона торопливо отказалась, на всякий случай отодвигая фолиант.
- Что же тебе рассказать? Если в твоих жилах нет ни капли крови Дворкина и Оберона, Лабиринт убьет тебя, едва ты ступишь на него. Что ты задумала?
- Ничего. Просто интересно. Ты хоть раз оступалась, когда его проходила? Делала шаг назад?
- Нет. Нельзя! Шаг назад на этом пути смертелен. Шныра, это не для тебя, поверь.
- Ну - нет, так нет, - покладисто согласилась Шныра. – Просто картинка красивая… А вот эти радужные пятнышки – что это?
***
Шумил просунул голову в двери свежезастекленной теплицы. После недавнего визга Шныры она целую неделю стояла разрушенной, пока у него не дошли лапы. Но картошка выстояла. Кажется, мороз не только не погубил растения, но наоборот, закалил их и заставил окрепнуть. Колосья наливались зрелостью, полураскрытые бутоны издавали одуряюще сладкий аромат, поспевающие гроздья светились изнутри янтарной мякотью. Шумил машинально облизнулся – но тут же нахмурился.
Потому что картофельных кустиков оказалось заметно меньше, чем было когда-то высажено.
«Мыши добрались, - было первой мыслью. – Ах, негодяйки!»
Но тут же передумал – во-первых, ни одной мыши в теплице не было видно. Во-вторых, не было видно ни единого кактуса. От кактусов осталась только цепочка аккуратных ямок – и кучки подсыхающих иголочек вокруг каждой лунки. Судя по всему, упрямые грызуны педантично повыдергали все колючки, а сами растения выкопали и куда-то утащили. Шумил недоуменно потряс головой – загадки Каэр Морхена продолжали множиться.
Он собрался было уже уходить, так и не разобравшись с загадочными исчезновениями местной флоры – но тут его внимание привлекло неожиданное движение листьев ближайшего куста. Шумил остановился – и ждал.
Картошечный куст ловко выкопался, уверенными движениями нижних побегов стряхнул землю с клубней, и довольно шустро пошагал к выходу.
«Самовыкопался и перешел к кочевому образу жизни, - мелькнула мысль. – Где-то я про такие случаи читал…»
Дракон попытался перехватить нахально оттолкнувшее его с дороги распоясавшееся растение, но из гущи листьев высунулись и хищно щелкнули довольно недружелюбные с виду челюсти – и Шумил растерянно отшатнулся.
Куст вышел во двор, осторожным движением трусливого пловца потрогал клубеньком снег, встряхнулся – и уже довольно уверенно пошагал через двор.
- Глюки, что ли? – спросил сам себя Шумил, и принялся прокручивать в очках запись. – Нет, не глюки. Оптика врать не станет. Да, но куда он пошел? Куда они все уходят? Это надо выяснить…
И Шумил решительно потопал по следам удирающего картофельного куста.
Беглец как-то почуял погоню, возмущенно зашелестел листьями, ускорил шаг – и скрылся за углом замка. Шумил бросился догонять, тоже свернул за угол – и остолбенел.
Потому что навстречу ему, нетвердо держась на ногах, шел толстый мыш, и то и дело прикладывался к зажатой в передней лапе ампуле из-под регенерина.
- О! – радостно заорал мыш, завидев дракона. – Буэна маньяна, амиго! Текилу будешь? На, глотни, и пойдем коту морду бить! Все равно у него кроме улыбки ничего нету, у морды Чеширской!
***
Шныра сидела на задних лапках. Передними она опиралась на раскрытый том. Фиона честно вернула Хроники обратно на библиотечный стол, и теперь Шныра пристально всматривалась, и только что не принюхивалась к гравюре на развороте книги.
Все так и есть, как она предположила, разобрав записи в книге и выслушав Фиону. Что мы там говорили о логике амберитов? Если на дорожку Лабиринта ступает тот, в ком есть хоть капля королевской крови Оберона, он должен двигаться только вперед, и любой шаг назад способен убить его. А тому, в ком нет этой самой крови, ни за что не пережить даже этого первого шага.
Это в том случае, если двигаться от края Лабиринта к его центру.
А наоборот?
Получается, никто никогда не пытался пройти Лабиринт наоборот. Амбериты не могли и не хотели рисковать жизнью ради эксперимента. Не-амбериты не могли предварительно попасть в центр Лабиринта, но зато – вполне вероятно, - сумели бы преспокойно двигаться по его линиям в обратном направлении.
Что же нам известно про этот самый центр? Только то, что оттуда можно перенестись в любое место любого Отражения, куда только пожелает Покоритель Лабиринта.
А если предположить, что из любого места и Отражения можно попасть в центр Лабиринта? Насколько Шныра понимала, до сих пор просто никому не приходила в голову такая простая мысль.
Но все когда-то бывает впервые.
Шныра обвела библиотеку рассеянным взглядом, и вдруг поняла, что отчаянно трусит. А вдруг ее расчеты не верны? Вдруг Лабиринт убьет ее в тот самый миг, когда ее лапки коснутся его поверхности?
Ну, вот еще, вздор какой!
Рыжий принц должен быть покусан!
Она снова сосредоточилась, сконцентрировала внимание на маленьком пятнышке на рисунке…
Мир качнулся, разноцветные корешки книг размазались в радужное марево, потом оно сменилось однотонным серым туманом, потом…
Потом она потеряла сознание…


Дата публикации: 2008-12-01 08:23:45
Просмотров: 3708



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Самоубийство — это побег, а побег — это для трусов.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Статистика