Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7767
Комментариев : 25
Реклама

Кейси 25 января 01 8:20 Cообщение № 12912


Освобождение
Легкий шорох… неуловимое движение воздуха… неощутимая дрожь каменной кладки стен…
Так не бывает… Свобода не должна приходить так обыденно и незаметно. Тысячелетний плен в тесном и душном застенке – вот он и пришел к концу.
Стоп. Я сама себе лгу. Откуда я знаю, что прошла тысяча лет? Я просто не могу этого знать, как не могу воспринимать тесноту и духоту своей темницы. Или – могу?
Меня с головой накрывает волна воспоминаний, пришедших вместе со свежим воздухом и с потоком яркого света. Я встряхиваю головой, пытаясь отогнать ужас – глупый и смешной ужас перед светом и жизнью… Я пытаюсь вытереть невольные слезы… Но их нет и не может быть…
Будь я жива, я посмеялась бы над собственной слабостью. Будь я жива…
Но я, к счастью, давно мертва.
Голоса… Я вслушиваюсь неведомым ранее способом. Язык мне незнаком, но речь почему-то понятна. Сияющий проем в стене вновь раскрывается – и оттуда выходят двое. Нет, не двое. Вдогонку летит целая стайка мелких, непонятных. Неживых, но не таких, как я.
- Вот видишь, Шныра, этот лифт совершенно безопасен, - говорит огромный, зеленый. Но его спутник… нет, спутница… его не слушает. Она останавливается и с любопытством смотрит прямо на меня.
- Привет! – говорит она весело. Я пугаюсь, пытаюсь спрятаться, но прятаться поздно. – Ты кто? – спрашивает белый зверек.
- С кем это ты говоришь? – настораживается большой зеленый. Судя по всему, он меня не видит. Стайка неживых существ тоже не обращает на меня никакого внимания – они бестолково мельтешат вокруг, проделывают какие-то непонятные действия, но потом натыкаются на ЭТО.
- Сними очки, Шумил, - хихикает белый зверек. – Ты с ними совсем смотреть разучишься. Ой! Мамочки! Уберите ЭТО!
Я ее понимаю. Мне тоже неприятно смотреть на ЭТО. Никакого другого слова не могу подобрать. Как назвать то, чем ты была когда-то? Тело? Труп? Мумия?
Как ни называй, а выглядит одинаково отвратительно. Мелкие начинают возиться с ним, но ЭТО начинает на глазах рассыпаться. Зеленый Шумил отдает какие-то непонятные приказы – режим консервации, проверка на вирусы, определение уровня биологической активности. Поздно. Поздно, потому что никакие вирусы, если я правильно поняла в его мыслях, что означает это слово, уже много сотен лет не способны причинить мне вред. Я наклоняюсь к белой Шныре, она поднимает навстречу любопытную пуговку носа, пытается обнюхать мою руку. Смешной зверек. Говорящий. В мое время таких не было. И больших зеленых тоже, хотя на картинках я их видала. В этом замке когда-то были прекрасные гобелены. Работы мерзавцев-эльфов.
- Ты кто? – снова спрашивает Шныра. Зеленый …я вспоминаю – когда-то их называли драконами… ясно, так и назовем – зеленый дракон Шумил встревожен. Уверен, что зверушка бредит, нанюхавшись чего-то в этом спертом воздухе. Маленькие неживые… тоже дракончики, так?.. суетятся, пытаясь определить чего-то. Не пойму, что они тут ищут. Вирусы эти странные…
- Ты на самом деле ее не видишь? – с любопытством уточняет Шныра. – Вот же она, перед тобой… Сними очки, говорю…
Я улыбаюсь зверьку, касаюсь зеленой чешуи, но дракон этого даже не замечает. Я не дожидаюсь, пока он разберется со своими загадочными очками. Иногда снявшие Печать бывают слепы, но это не их вина. Я легко проплываю мимо, подмигиваю Шныре и делаю вид, что с размаху прыгаю на кончик хвоста дракона. Он, конечно же, ничего не чувствует и растерянно оглядывается, а Шныра давится со смеху.
Я вылетаю в сияющий проем. Я свободна… Я помню… Я на самом деле вспомнила!
- Меня зовут Кейси! – кричу я, оглянувшись. Шумил вздрагивает, потому что он вдруг услышал. Шныра важно кивает и машет мне лапой.
Я улетаю прочь из своей ненавистной темницы. В мир, который больше никогда не опрокинется под моими ногами. В мир, в котором живут существа, не способные сделать мне больно. Симпатичные звери, а не жестокие люди или бессердечные эльфы. Я хочу подружиться с ними, слишком долго я скучала в одиночестве.
Я лечу и тихонько смеюсь своим мыслям. Но глубокий провал внезапно заканчивается еще одним проемом в стене. Я вырываюсь наружу и растерянно застываю.
Потому что на меня в упор смотрит красивая эльфка.
Я пытаюсь отступить. Не хочу. Ненавижу эльфов!
- Кто ты? – холодно спрашивает она. Я шарахаюсь прочь и растворяюсь в стене.
Удивительно! Мне нравится быть призраком. В том заключении – под охраной Печати – я не могла сделать ничего подобного. Я могла только в полубессознательном состоянии равнодушно следить за состоянием моего ныне потерянного тела. Но сейчас я свободна. И ничто меня не удержит! Я усмехаюсь своему недавнему страху – что мне сейчас какие-то эльфы?! Нет такой силы, которая смогла бы снова покорить меня и посадить в темницу.
А если даже есть… За что? Зачем? Я никому не причиняла зла. Мне есть за что ненавидеть эльфов, но встреченная мною девушка с серебряными волосами чем-то отличается от тех, которых я помню. Возможно, я зря ее испугалась. Даже наверняка. Но все равно надо быть осторожнее. И лучше бы пока помалкивать. Мир мог измениться за тысячу лет, пока меня в нем не было.
Я снова выбираюсь в коридор. Откуда-то доносится смех. Смех – это хорошо – он звучит весело, а не жестоко, как смеялись над своей несчастной пленницей эльфы. Я лечу к смеху.
Симпатичная рыжеволосая девушка полушутливо отчитывает за что-то немного странного юношу в черном. Я прислушиваюсь к своим ощущениям – чем странен черный? Мимоходом успеваю понять, что его зовут Кай, а девушку – Фиона. Кай не совсем живой. Странно. После встречи со стаей неживых дракончиков я думала, что меня уже не удивить ничем. Но Кай совершенно не таков. Он симпатичный, хотя слегка бледноват. При жизни я обязательно влюбилась бы в такого, но не сейчас. Сейчас я усмехаюсь своим мыслям, но к ним внезапно примешивается нечто жестокое и враждебное. Не моё. Откуда-то извне.
Он должен умереть! Совсем умереть! Нет!
Я забываю про свои прежние злоключения. Плевать, что мне никогда не верят! Я должна суметь предупредить его!
Я кидаюсь к юноше и кричу:
- Будь осторожен! Кай, будь очень осторожен, ибо смерть следует за тобой по пятам! – Фиона и Кай вздрагивают и замечают меня.
Вот и попалась. Рыжеволосая оказалась ведьмой. И ей очень интересно, кто я и что я. Я собираю силы – непонятно откуда – и разрываю творимую ею паутину заклинаний.
Успеваю уйти – раствориться в камне, исчезнуть. Ведьма потеряла мой след, но я слышу, как она негодует.
И кто меня просил вмешиваться?!
И, кажется, мне снова не поверили…
Эх ты, безумная пророчица Кассандра! Ну что б тебе хоть после смерти научиться держать язык за зубами…


Дата публикации: 2008-12-01 08:23:45
Просмотров: 3120



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Люблю кошек. У науки даже есть термин — айлурофилия. И да, кошки — лучшие друзья человека, если он заслужил такую дружбу. И да, они милые и пушистые — милые пушистые убийцы-социопаты. Обожаю их.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Статистика