Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7766
Комментариев : 25
Реклама

Моргана 13 декабря 9:31 Cообщение № 12368


- Мерлин, - в глубоких темных глазах Морганы стыла боль. Зрелище настолько непривычное, что Мерлин отшатнулся как раз вовремя, чтобы успеть отвернуться и сделать вид, что он не заметил, как две сверкающих слезинки текут по ее щекам, на глазах замерзая и превращаясь в ледяные хрусталики. Мерлин еще ни разу не видел, чтобы Моргана плакала, и не без оснований опасался, что увидевшему такое Моргана никогда не простит.
Снежная Королева нервно передернула плечами, легко прошла по тронному залу, небрежными движениями отправляя сахарные статуи туда, откуда они появились, а потом снова обернулась к Мерлину.
- Но за что? Почему? Почему они так поступили со мной? Если бы я бросилась в их мир, пытаясь навязать им свои правила, если бы принесла эту пакость в их дом, они бы могли считать себя обиженными… Я поняла бы. Но ведь я же никому не мешала, Мерлин. Я никого здесь не удерживала насильно – пока не появилось это нелепое существо и не принесло сюда кусок лета… - Моргана поежилась. – Я могла бы просто вплавить ее в глыбу льда толщиной в триста миль – и никто не добрался бы до нее. Я могла бы заморозить ее, а потом расколоть на миллион кусочков. Мерлин, да я просто могла бы не дать тебе перевязать ее раны – и смотрела бы, как кровь уносит из нее остатки жизни…
Она брезгливо переступила.
- Мне противен мой дом. У меня такое ощущение, что он осквернен грязными прикосновениями… Мерлин, предупреди всех, пусть уберутся подальше. И забери Шныру, мне пока не нужен ее труп. Пока не нужен. И, кстати, сделай то, о чем я тебя просила, Мерлин. Нет, не надо сейчас ничего говорить мне. Я знаю. Посмотрим, кто кого. Нет, друг мой… Ты сделаешь это, а потом уйдешь. Если хочешь. Тебя не держит здесь ничего, кроме чувства долга. А теперь иди, и выведи всех подальше. Мне надо навести здесь порядок…
Фил ничего не понимал. Его и Кая вывели во двор, ничего не объясняя, отвели подальше от замка. Он только и успел прихватить мольберт, кисти и краски, но серые слуги Королевы спокойно, без нажима, забрали у него его ношу и куда-то отнесли. Кай озирался по сторонам, пытаясь перехватить кого-нибудь из охранников и потребовать, чтобы его выпустили. Фил его понимал, если задача Королевы выполнена, то Каю находиться здесь уже не нужно. Он попытался помочь приятелю, но к нему тоже никто не прислушивался. Суматохи не было, была какая-то холодная деловитость и, словно бы повисшее в воздухе ожидание. Появился Мерлин, на руках у него лежала забинтованная Шныра. Фил слегка нахмурился, увидев, что бинты запачканы свежей кровью. Он пробрался к Мерлину, но тот не был настроен разговаривать, лишь коротко сообщил, что швы разошлись, но все уже в порядке. Фил потрогал торчащий из бинтов холодный нос, нос принюхался и потерся о его палец. Кажется, Мерлин не соврал, Шныра была хоть и не в порядке, но и вне опасности. А вот Мерлин выглядел усталым и каким-то подавленным. Фил, впрочем, не стал дознаваться причин, не до того ему было. Обострившимся в последнее время чутьем художника он угадывал нараставшее напряжение. И когда замок Морганы словно бы схлопнулся сам в себя, Фил только коротко вздохнул. Пропали искрящиеся морозным холодом стройные витые колонны, пропали остроконечные башенки, пропали обманчиво хрупкие стены, усыпанные колючими сверкающими кристаллами льда. Легкое невесомое снежное облако опустилось и накрыло собою весь мир…
- Не дыши, - шепнул кто-то сзади, но Фил и сам затаил дыхание, потому что в морозном воздухе зазвучало негромкое пение. Оно доносилось из ниоткуда, словно бы отовсюду сразу, и странным образом завораживало, замораживало, усыпляло. Фил вдруг отчетливо понял, что, если бы не поцелуй Снежной Королевы, вот эта монотонная и необъяснимо прекрасная мелодия сейчас унесла бы в неведомые дали его душу, оставив окоченевшее тело валяться здесь, во дворе безжалостно разрушенного замка. Он оглянулся – все вокруг застыли в одинаковых позах, прислушиваясь и опасаясь дышать – не то из страха перед «снежной пылью», не то опасаясь звуком дыхания нарушить неуловимое очарование песни Морганы. Фил с удивлением отметил невесть откуда появившуюся в глубине души странную ревность – никто из толпящихся во дворе людей не падал замертво, никто не проявлял никаких признаков того, что колдовство Морганы действует на него. Наверное, она целовала так всех, - подумал Фил и печально улыбнулся уголком рта, глядя, как поежился Кай и как кутается в мягкие меха Мерлин, прижимая покрепче теплое тельце Шныры. Остальные были неподвижны, и, запрокинув головы следили, как опускается невесомое колкое облако ледяных иголочек, как в мертвенном лунном свете их беспорядочное мельтешение вдруг приобретает знакомые непонятно откуда контуры, как громче и увереннее становится пение Снежной Королевы…
Фил готов был в какой-то момент поклясться, что воспринимает это пение не слухом, а глазами, и еще непонятно какими чувствами. Вот сейчас голос Морганы зазвучал чуть выше – и льдистое облачко, закружившись, сформировало изящные очертания высокого крыльца с прихотливо изогнутым карнизом; мелкие снежные смерчики превращались в тонкие колонны, заодно покрываясь кружевной тончайшей изморозью; легкой волной нахлынуло и тут же откатилось прочь очередное облачко, оставив после себя на глазах твердеющую, прозрачную, как слеза, крышу возрождающегося замка. Фил зачарованно следил, как заиграли в бледных лунных лучах грани похожей на чешую тонкой черепицы…
Через несколько минут пение начало смолкать, не сразу, постепенно, как будто Моргана давала возможность остальным привыкнуть к новому, хрупкому как хрустальная игрушка и ослепительно прекрасному замку – и к тому, что неземной холодный голос повелительницы снежного и ледяного мира вот-вот затихнет.
С непонятной болью Фил осознал, что ему будет очень не хватать этой музыки.
Новорожденный тронный зал блистал нетронутой свежестью и чистотой. Фил почти грубо отобрал у стражника мольберт и кисти, торопясь скорее сделать наброски – пока не пришла Моргана и не отвлекла его. Но торопился он напрасно – Морганы не было довольно долго. Пришел скучающий без дела Кай, постоял рядом, глядя, как Фил лихорадочно покрывает холст четкими уверенными линиями, потом ушел куда-то. Без Драконы ему было неуютно, и он бездумно слонялся по коридорам, время от времени рассеянно пиная нелепые на его вкус архитектурные излишества.
Когда бесшумными шагами в зал вошла, наконец, Королева, Фил восхищенно вздохнул. Бледный бело-серебристый ее наряд удивительным образом оттенял и подчеркивал висящий на груди Морганы крупный – размером побольше грецкого ореха, - оправленный в тонкое серебро рубин. Он пылал огненными сполохами, грани камня были неправильной формы, но поверхность была идеально отполирована. Даже на бледной коже Морры играл отраженным светом нежный румянец, благодаря которому она казалась теперь совсем юной девушкой, беззащитной и ранимой. Фил отступил на шаг и, ничуть не ерничая, почтительно поклонился Снежной королеве. Та улыбнулась в ответ, подошла поближе, бросила быстрый взгляд на мольберт, одобрительно кивнула.
- Ты смотришь на мой камень? – певуче спросила она. – Нравится? Король рубинов, не так ли? – она плавным движением наклонила голову, сняла серебряную цепочку, протянула камень Филу. – Возьми. Я знаю, что рубин должен быть оправлен в золото, но, поверь, этому камню лучше остаться в такой оправе.
Фил отрицательно покачал головой, но Моргана, не желая ничего слышать, повесила рубин ему на шею.
- Ему лучше быть у тебя. Можешь считать это платой за свою работу. Или, хотя бы, авансом, если в качестве платы ты предпочитаешь забрать свою драгоценную Шныру.
Фил стоял молча, ощущая себя очень глупо – когда камень коснулся его груди, он едва не вздрогнул – так вдруг обожгло его это прикосновение. Но, осторожно коснувшись пальцем поверхности рубина, он тотчас же отдернул палец – уже по другой причине – даже поцелуя Морганы оказалось недостаточно, чтобы выдержать смертельный холод, чуть было не приморозивший его кожу к гладкой грани.
Моргана, от которой не укрылось замешательство Фила, легко засмеялась, кивнула ему и легкими скользящими шагами вышла из зала.
- Да, конечно, рано или поздно он поймет, что что-то тут не так. Но посмотрим. Посмотрим, как долго проживет эта никчемная зверушка без своего слишком уж горячего сердечка. Теперь-то она неопасна, можешь снять с нее заклятие, Мерлин. Надеюсь, ты все сделал правильно, и она ни о чем не догадывается? По крайней мере, сейчас, пока находится под защитой моей магии… Посмотрим, сколько ей удастся протянуть, когда она вернется в свой мир… Ну, а Фил, наверное, был бы счастлив узнать, что сердце его дорогой Шныры теперь безраздельно принадлежит ему…


Дата публикации: 2008-11-01 08:23:45
Просмотров: 3155



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Нет войн Добра со Злом, есть войны, в которых разные стороны имеют разные интересы.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Статистика