Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7804
Комментариев : 25
Реклама

Элейн Марли 12 декабря 13:28 Cообщение № 12351


День не задался с утра.
Началось с того, что, отряхивая остатки ведьминого снега, мы вывалились во двор замка в такую метель, что я некоторое время безуспешно пыталась сообразить, где мои руки и ноги. Я уже говорила, что не люблю холода? Ну, так я повторю. Я НЕ ЛЮБЛЮ холода.
Дракон за шкирку, безо всякого уважения к даме, выволок меня к порогу замка, где мы нос с носу столкнулись с кошкой, в ее человеческой ипостаси... Сто чертей, я знала о том, что она тут, и что мое пребывание в замке не может не быть коротким, но вот так, с порога напоминать мне об этом?
Кошка, правда, была какой-то заторможенной, увидев меня, она даже не зашипела.
- А, и ты тут… Тогда понятно, - произнесла она загадочную фразу.
- Что тебе понятно? – заинтересовался дракон.
- Талисман был рядом… Поэтому… - речь кошки оставалась невнятной.
- Никакого талисмана у меня нет, - заявила я, с некоторым даже сожалением о собственной торопливости, но, побоявшись, что кошка примет его за раскаяние, подбавила в голос злорадства - я его утопила!
Я думала, что она бросится на меня, и приготовилась защищаться, но она только вздохнула:
- Тогда непонятно…
- Что понятно, что непонятно?! – дракона разбирало любопытство.
- Непонятно, каким образом я осталась жива, - все тем же отсутствующим тоном ответила кошка, и тут до меня дошло:
- Так это ты переправила первую четверку.
- Угум.
Надо же, какое невезение, я так рассчитывала на ее альтруизм, и расчет оказался верным, только вот результат не тот, что мы обе с ней ожидали. Кошка посмотрела на меня и неожиданно мирным тоном сказала:
- Элейн, тебе никогда не приходило в голову, что нами просто кто-то играет…
Вот уж к чему – к чему, а к ее дружелюбию я готова не была, поэтому не нашла слов, а мне было что сказать по этому поводу.
Дракон, до которого, похоже, с опозданием дошла-таки взрывоопасность ситуации, протянул когтистые лапы, как бы намереваясь похлопать нас обеих по плечам, к счастью, в последний момент, передумав, и торжественно произнес:
- Не надо ссориться, дружите, девочки!
Мы с кошкой повернулись и посмотрели на него. Краем глаза я видела выражение ее лица. Если на моем лице можно было углядеть хотя бы слабое его подобие, то становится понятным, почему дракон отшатнулся и сел на хвост.
В комнате, которую мне показала Тушкан, камина не было, впрочем, в замке было немного теплей, чем могло показаться снаружи. Я уселась на подоконнике, рассеянно поглаживая игрушку, которую дракон, по незнанию, счел дамским бластером. Интересно, бывают вообще дамские бластеры, и чем они отличаются от нормальных? Все шло наперекосяк. Мне не удалось забраться в тайник, уж больно быстро меня уволокли оттуда, ни на секунду не оставляя одну. Это правильно, я сама не стала бы доверять такой, как я, сразу и целиком. Но вернуться туда придется. Это – раз. Два – это то, что мои новые союзники, разбросав несерьезную для их сил засаду, похоже, решили, что выиграли всю битву, а это не просто неверно, это очень опасное заблуждение. Три – это необходимость как можно скорей покинуть замок. Здесь не то что отсидеться не удастся, задерживаться здесь было бы невероятной глупостью, все равно, что прятаться в стопроцентном эпицентре будущего взрыва, но у хозяев новая войнушка, и она им важней, чем моя. Их можно понять: я чужак, а тут свои, родные. Но за мной охотятся действительно крупные неприятности, и останься я здесь на обозримый промежуток времени – взрыв состоится с изрядным опережением графика, так что времени у меня немного. Ну, так не будем терять его даром.
Я соскочила с подоконника и направилась в подвал, следуя плану, намертво, казалось, вытравленному в моей памяти.
Я стояла в подвале, растерянно озираясь по сторонам. Вот это облом так облом. Все стены были аккуратно заштукатурены, только на одной, поверх штукатурки был намалеван черный квадрат, к которому чья-то шаловливая лапа пририсовала углем и мелом уши, усы, глаза и пасть, так что теперь со стены лыбилась ехидная морда стилизованного, но вполне узнаваемого кота. Нет, я конечно изобретательна, но тот, кто расскажет мне, как можно отбить со стен штукатурку, не вызвав вопросов и подозрений, явно разбирается в конспирации лучше меня. Я выбралась наружу и очень тихо закрыла за собой дверь.
Зеленый Крыс валялся пузом кверху и размышлял, как он заявил. Разговаривать он не пожелал, сказав, что теперь настало время подумать. Я заметила, что в размышлениях ему помогает объемистая бутыль, но не стала любопытствовать. На радушное предложение хлебнуть – пробормотала что-то вежливое и ретировалась. Не могу я сейчас расслабляться, хоть и очень бы хотелось.
На хозяина замка я натолкнулась почти случайно, никаким другим способом попасть на эту открытую галерею я бы просто не могла: там, казалось, было еще холодней, чем во дворе, и я, съежившись, попятилась было к обратно в тепло, но тут увидела его. Ведьмак, похоже, не обращал на холод ни малейшего внимания. Ну что ж, покажем, что и мы не тепличные растения. Так как, состоится наш разговор, наконец? Он молчал, и начинать пришлось мне. Для разгону я спросила, сильно ли дракон покорежил судно. В нескольких фразах он обрисовал мне ситуацию, упомянув, с великолепной небрежностью, что убедил Бэрри нарушить мой приказ и назвал его капитаном. У меня подкосились ноги. Послал дьявол союзничка, не позаботившегося ничего узнать о пиратском кодексе. Или он это нарочно? На каменной физиономии ничего нельзя было прочитать. Поймите меня правильно, если бы не помощь, которой я не ждала, мои неприглядные останки валялись бы у тайника, или где-то по дороге к Вороньему, и Бэрри был бы капитаном по праву. Но я-то еще жива! Зато теперь прорываться на собственное судно мне придется с боем, а ежели меня не убьют, и мне повезет никого не убить, то я вынуждена буду вздернуть старину Бэрри на рее, как бунтовщика. И главная гнусность ситуации в том, что Бэрри-то прекрасно ее понимал. Я бы заплакала, если бы вспомнила, как это делается. Но я не вспомнила. Тогда я схватила Ведьмака за грудки и тихо, но выразительно высказала все, что я думаю о нем, его методах, его друзьях, его знаниях, его самоуверенности, о пренебрежении явными и неявными предупреждениями, его великолепном равнодушии к чужим реалиям и чувствам, и о многом, многом другом. В выражениях я не стеснялась, а словарный запас у меня изрядный, так что говорила я долго, но, в конце концов, стала иссякать. И тут я заметила, что этот каменный чурбан держит меня за плечи и трясет, очевидно, желая, чтобы я заткнулась. Хватка у него была вполне медвежья, так что я заткнулась, конечно. Он этого не заметил, продолжая трясти меня, как грушу. Неужели, проняло? Но на каменной физиономии по-прежнему не было никакого выражения. Похоже, он вообще не слушал меня. Я немного помоталась безвольно в его руках, но мне быстро надоело это развлечение, и, самым чопорным тоном, какой только позволяла выдать мотающаяся во все стороны голова, проговорила:
- Джентльмену угодно вытрясти из меня что-то конкретное, или ему просто нравится процесс?
Он, вроде бы, очнулся и отпустил меня. Я еще немного покачалась, по инерции, восстанавливая кровообращение в руках. Ведьмак молчал, и я просто повернулась и ушла, чувствуя спиной насмешливый взгляд, а внутри - саднящую пустоту. Опять все начинать с нуля, черт меня побери, мне, конечно, не впервой, но порой утомляет, знаете ли.
Дверь с «свою» комнату я распахнула пинком. На подоконнике сидел Эмиэль. Вид у него был прехитрющий. Интересно, как ему это удается? Он молча протянул мне какой-то приборчик и быстро выскочил за дверь. Я повертела предмет в руках… Вот это – явный наушник, а это похоже на микрофон. Что бы это значило? Я пристроила подарок поудобнее… Из наушника донесся голос… Бэрри.
- Как слышно, прием! Эмиэль, прием!
- Берри, это я, Элейн - охрипшим вдруг голосом окликнула я старого друга.
- Благодарение небесам! – Бэрри, ставший набожным? Это что-то новенькое, - Кэп, у нас проблема, мы не смогли выполнить приказ и нуждаемся в помощи, как Вы думаете, Ваши… наши новые союзники разрешат нам зайти в их гавань для поправки такелажа?
- Как ты сказал, Бэрри?
- Дракон разворотил несколько переборок, это бы не страшно, но неуклюжая туша раздавила бутылку с Джинном… Нам нужно дерево для починки, а возле замка, помнится, был лес. Кэп, Вы слышите меня?
- Я слышу, Бэрри, не кричи, но я тут еще кое-что слышала, - губы у меня почему-то дрожали.
- Что такого Вы могли слышать, чего не слышал никто из команды, кэп? – хмыкнул Бэрри, понижая голос, - После Вашего ухода всех поразил получасовой приступ глухоты, я и сам с трудом разбирал, что мне говорят, тем более, что у чужака очень тихий голос. Так как насчет стоянки? Мы почти рядом.
- Я… я выясню и свяжусь с тобой. Конец связи.
- Конец связи, кэп.
Я села прямо на грязный пол, держа в руке примитивный приборчик. По щеке ползло что-то, я машинально смахнула это что-то рукой и с удивлением уставилась на мокрые пальцы. Оказывается, плакать совсем не так сложно…


Дата публикации: 2008-11-01 08:23:45
Просмотров: 3606



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Люблю кошек. У науки даже есть термин — айлурофилия. И да, кошки — лучшие друзья человека, если он заслужил такую дружбу. И да, они милые и пушистые — милые пушистые убийцы-социопаты. Обожаю их.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Июль 2019: Новости | Статьи
Июнь 2019: Новости | Статьи
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Статистика