Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7731
Комментариев : 25
Реклама

Шныра 4 декабря 16:44 Cообщение № 12243


Сны про Каэр Морхен и его жителей становились все более странными и запутанными. Особенно – про Фила. Про эту его странную игру со снежками… Про столь же странные агрессивные высказывания в адрес окружающих…
Подслушав исполняемую Филом со странным выражением в общем-то красивую балладу про то, как некий романтически настроенный паренек на третьем же свидании жизнерадостно замочил свою возлюбленную по имени Бедная Лиза, мотивировав это тем, что красота все равно должна умереть, Шныра совсем забеспокоилась.
Хотелось верить, что все это были просто сны. Вернее, хотелось не верить всему этому, потому что оно могло быть просто снами… Но тревога не проходила, а только усиливалась.
Шныра уже даже немного жалела, что так опрометчиво пообещала капитану Хелл пока не покидать пределов корабля. Ей бы всего только на минуточку туда выбраться – посмотреть на Фила одним глазком – и сразу же вернуться!.. Задумавшись, она и впрямь зажмурила один глаз. Потом снова открыла, огляделась, и с виноватыми нотками в голосе принялась сама себя уговаривать:
- Ну я же всего лишь на минуточку… Никто и не заметит даже… Честное слово, я быстро…
Возражений не поступало… Уж что-что, а уговаривать себя Шныра умела.
А еще она умела делать маленькие пакости…
***
Наверняка, тому же Шумилу для такой работы понадобился бы даже не один его необъятный рюкзак. А чтобы только объяснить ему, что именно надо сделать, пришлось бы несколько часов использовать НУ ОЧЕНЬ неприличные выражения. Шныра попыталась хотя бы представить себе некоторые из них, но уже на фразе «поменять полярность» она почувствовала, что тоненькая шкурка под белой шерсткой начинает гореть от стыда. Поэтому она просто пробормотала себе под нос:
- Так-так… А если взять – и вот это – туда… А то, наоборот – сюда… Ой! Получилось! Ничего не понимаю…
Прямо перед нею в воздухе висела красивая хрустальная сфера, в которую был заключен пиратский корабль.
Шныра испуганно прижала ушки, но никто на нее грозно не кричал и ногами не топал. На миг приободрившись, она снова задумалась – куда теперь припрятать кораблик, чтобы никто не схватил и не поломал чего-нибудь… И себе тоже…
- А если его вот так? – и она очень осторожно, мягкими лапками с тщательно втянутыми в подушечки коготками, принялась аккуратно приминать сферу силового поля. Скатала ее сначала до размеров снежка, похожего на те, которыми кидается где-то там Фил. Поморщилась – все равно великовато… Еще, еще немножко…
Тщательно обнюхав получившуюся крупинку, Шныра удовлетворенно кивнула – все пираты были в полном порядке, никто не пострадал, и, кажется, никто ничего не заметил. Спрятав крупинку под коготок, Шныра огляделась. Идти пешком по острым осколкам разбитых отражений не хотелось, а звать Ворону она пока не умела. Но та прибежала сама. Выглядела она немного грустной.
- Что, с Грином поссорилась? – догадалась Шныра. Ворона кивнула. – Сама виновата. Чего молчишь-то? Будто не знаешь, что мужикам надо, как маленьким, все объяснять… Не, я б не выдержала триста лет так вот дуться и помалкивать… Ну, как знаешь… О, наверное, давай я здесь спрыгну. Чтобы никому на глаза не попасться…
***
В последние дни Филу под столом не спалось. И на лавке – тоже. Вот на подоконнике было неплохо – на стекла налипали снежинки, и Фил подолгу на них смотрел, изучая сложные кристаллические узоры. А иногда он дышал на стекло – и оно нагревалось, а снег таял, превращался в прозрачные капли. Капли застывали, становились простыми осколками мутноватого льда – безо всякого намека на недавнее хрупкое совершенство…
- Красота должна умереть, - шептал Фил, засыпая.
***
Этой ночью он спал беспокойно. Снилась ему призрачная хрустальная сфера, безжалостно и зло сминаемая чьими-то жуткими мохнатыми лапами…
Холодное прикосновение к щеке разбудило его внезапно, едва не заставив заорать. На подоконнике сидела Шныра. Она радостно вильнула хвостиком и попыталась еще раз лизнуть Фила. Но он оттолкнул ее почти со стоном.
- Господи! Опять ты?! Ну за что мне такое наказание?! Отстань, а? По-хорошему прошу, не суй свой длинный нос в мою жизнь!..
Шныра попятилась, чуть не свалилась с подоконника, но удержалась, уцепившись коготками. Движение это привлекло внимание Фила, и он поморщился:
- Даже лапы помыть не могла – вон под ногтями грязь…
- Это не грязь, - печально проговорила Шныра, понимая, что случилось нечто ужасное. Даже сны не казались такими страшными, как эта явь, в которой нет ничего, кроме презрительного холодного равнодушия Фила. Она робко подползла поближе, не замечая, как по пушистому носику катятся слезы. Одна горячая слезинка капнула на щеку Фила, и он брезгливо вытер лицо.
- Посмотри на себя, рева: глаза красные, сама – белая. Ну точно, крыса-альбинос! Убирайся! Уйди отсюда! Не хочу тебя больше видеть!!!
Шныра потрясенно молчала, пятясь. Упала на пол, но успела извернуться, приземлилась на упругие лапы – и легкими скачками, не разбирая дороги, помчалась прочь…
***
- Чего орешь? – поднял голову разбуженный Ведьмак.
- Да Шныра достала уже. Совсем обнаглела – забралась сюда – и давай приставать со своим мокрым языком. Противно же!
- Какая Шныра? Она же томится в жестоком пиратском плену, забыл? Это опять чей-то сон не по адресу попал…
- Лучше бы он не по адресу попал, - пробурчал Фил, ощупывая все еще слегка влажную щеку. – Нет, Ведьм, она здесь только что была. Но, слава всем богам, отвязалась от меня и удрала куда-то… Если хочешь, иди и ищи… только скажи ей, чтобы от меня подальше держалась…
***
Акула негодовала и ругала себя за то, что в свое время так и не удосужилась сожрать этого негодяя. У Шныры это сообщение вызвало новый поток слез. Лишь когда Ворона рассказала ей одну из своих историй, Шныра устыдилась и плакать перестала. А Ворона нервно фыркнула, посадила ее на загривок и отвезла назад. Пора было возвращаться… Обещания надо выполнять… Тем более, что оставаться в замке ей сейчас и самой не очень-то и хотелось… может быть, Фил со временем образумится, и поймет, что был не прав.
А может, эти ужасные осколки когда-нибудь выпадут из его глаза и сердца? Но как?
Втянув хвост внутрь кокона, Шныра очень тщательно укутала им мордочку – чтобы никого не видеть и ничего не слышать. Пираты занимались своими делами, никто ее не беспокоил, и она, наконец, перестала сдерживаться, и тихонько, неслышно всхлипнула.


Дата публикации: 2008-10-01 08:23:45
Просмотров: 3600



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Книга - это не кино и не фотография, ее нельзя воспринимать глазами. Нельзя писать, как видишь. Надо писать, как чувствуешь.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Статистика