Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7679
Комментариев : 24
Реклама

Шныра 13 ноября 9:24 Cообщение № 11847


(тут немного нарушена цепь событий, но, думаю, в этом нет ничего страшного, просто… так получилось Мы сами виноваты, поторопились, так что… мы не стали ничего переделывать, читайте так как есть! )
Шныра серьезно и внимательно следила, как за окном рассеиваются ночные сумерки. События последних дней что-то изменили в ее отношении к миру и к себе в мире. А может быть, до сих пор сказывалось действие неведомого галлюциногена. Или каких-то не вовремя сработавших заклинаний Джеррета.
Или, может быть, она начинала взрослеть…
Шныра грустила. А еще она отчего-то задыхалась. И чего-то боялась. И было что-то еще – непонятное и необъяснимое, но отчетливо ощутимое. То, что не давало ей покоя и словно бы подталкивало куда-то…
Соскочив с любимого подоконника, Шныра слегка помедлила, с некоторым удивлением оглядела давно знакомую комнату – и направилась к выходу.
На свежий воздух…
***
Фил торопился. Серебряная Дракона уже минут десять поджидала его на Мучильне, а усталые ноги отказывались идти быстрее. Во дворе навстречу ему метнулся маленький серый комочек.
- Фил, поговори со мной, пожалуйста, - голос Шныры звучал непривычно жалобно. Фил остановился, наклонился, кряхтя от боли в гудящих мышцах, и ласково потрепал ее за ухом.
- Подожди немного, - сказал он. – Скоро вернусь, тогда и поговорим.
И он ушел - не оглядываясь и не замечая, как грустно поникли длинные шнырины ресницы…
***
Утро выдалось солнечным и ветреным. Всласть – до хруста в мощных лапах - потянувшись, Шумил с удовольствием вдохнул терпковатый осенний воздух и решительно пошагал завтракать. Приметив ровненькое аппетитное поленце, он зацепил его когтем, но тут разглядел клубок серой шерсти и пару любопытных, но немного грустных глазенок.
- Привет, - робко сказала Шныра, глядя снизу вверх в сверкающие глаза Шумила. – Ты кто?
- Дракон, - слегка растерялся тот.
- Двести второй, наверное? – кивнула Шныра и вскарабкалась по поленнице, чтобы подобраться поближе.
- Нет, просто Шумил. Без номера. А ты?
- Я тоже.
Шумил задумался. Вежливость не позволила ему переспросить, что именно «тоже». Но Шныра и сама сообразила, что сказала что-то не то, и поправилась:
- Я тоже без номера. Просто Шныра. Ты куда-нибудь торопишься?
- Нет… - Шумил окончательно перестал что-либо понимать. Не похоже было, что это мелкое пушистое создание его боится. Но все равно оставалось неясным, как себя с ним вести. – А ты? – осторожно спросил он.
- И я – нет, - вздохнула Шныра. – А вот Фил торопится… Ты можешь поговорить со мной?
- Могу, конечно. Я уже с тобой говорю.
- Нет, не так. Мне грустно. Расскажи мне что-нибудь. Только чтобы с хорошим концом… Сказку…
- Про прекрасную принцессу и храброго принца? – понимающе спросил Шумил.
- Не надо про принцессу, - фыркнула Шныра. - Что-нибудь другое придумай. Про чужие миры, неведомые опасности и волшебные чудеса…
- Ну… - Шумил замялся, не зная, прогнать назойливую зверушку, или и правда сочинить для нее сказку со счастливым концом…
Шныра молча ждала, просительно глядя на него с верхушки поленницы. Шумил посмотрел на ее печальную фигурку, на груду вкусных березовых чурочек, вздохнул и начал рассказ…
Был этот рассказ сначала слегка бессвязным, словно бы неохотным. Но понемногу дракон увлекался все сильнее, и говорил, говорил…
Он уже не замечал, как понемногу подле них собирается народ, как все тихонько шикают на вновь подошедших и прикладывают пальцы к губам, требуя соблюдать тишину. И как все слушают…
***
-… а потом я летел над штормовым морем, и соленые брызги долетали до кончиков моих крыльев. Но я посмеялся над яростью ветра, опустился еще ближе к воде и разбивал пенные гребешки волн ударами своих когтей…
Дракон улыбнулся своему воспоминанию, замолчав на секунду-другую.
И тут произошло что-то странное и совершенно неожиданное.
Шныра встала на задние лапки, вытянувшись в струнку, – и чужим, глухим и пугающим голосом медленно заговорила:

Волны, холодные серые волны
Бег моей крови себе подчинили…
Волны, тяжелые шумные волны
Мерным прибоем меня оглушили…

Волны, тоскливые мрачные волны,
Чайки парящей крик одинокий…
Волны, коварные горькие волны
Скрыли в тумане берег далекий…

Волны, унылые тусклые волны,
Легкие клочья разорванной пены…
Волны, бездушные мертвые волны
Вечно стремятся в свой путь неизменный…

Я не желаю ни лгать, ни лукавить,
Я исчезаю в свинцовом просторе…
Тело, и душу, и мысли, и память –
Все затопило безбрежное море…

Шныра замолчала так же неожиданно, как и начала. Стало совсем тихо. Она оглядела собравшихся, пошатнулась, сжалась в комок и взвизгнула:
- Не смотрите не меня так!.. Это не я!!!
***
Фил и Дракона возвращались с тренировки. Фил, которого с самого утра любое лишнее движение заставляло с болезненным скрежетом стискивать зубы, сейчас вообще еле переставлял ноги, опираясь на меч вместо трости. Дракона обогнала его и уже подходила к воротам замка, когда оттуда послышался громкий крик. Кричала Шныра. Даже не кричала – визжала…
Фил сам не помнил, как ему удалось обогнать Дракону, как он вбежал во двор, как прорвался сквозь плотную толпу, заслонив собой неподвижную Шныру…
И опустил меч…
Потому что все вокруг стояли, замерев, словно статуи, и обалдело смотрели на застывшую в глубоком обмороке Шныру.
***
- Ну, и как теперь приводить ее в чувство?! – патетически восклицал Фил, потрясая кулаками и румалом перед лицами остальных. – Что вы опять с ней сделали? Ни на минуту нельзя оставить…
- Кто? Мы сделали? – наседали на него в ответ Ведьмак с Эльфом. – Ты лучше спроси, что она сделала!
- Что-что!.. Почему она так кричала? Я такого вопля в жизни не слышал! Это ты, Джеррет? Твои штучки? Или опять Алгер за старое взялся?
- Знаешь что, Фил, - ворлоку надоело выслушивать нескончаемый поток обвинений. – Ты, лучше, спроси у нее сам…
Джеррет повел рукой – и протянул Филу изящный флакон, выточенный из цельного изумруда. Фил нетерпеливо выдернул плотно притертую крышку, часть содержимого плеснулась через край, в воздухе распространился характерный запах нашатырного спирта.
Шныра нервно дернула носиком, что-то тихо простонала и открыла глаза.
- Ну, наконец-то! – наклонился над нею Фил. – Очнулась? Ты как? В порядке?
- Я? – Шныра осторожно встряхнулась. – Не знаю. Наверное… А что случилось?
- Вот именно, - саркастичный голос Джеррета заставил ее поежиться. – Ты хоть сама-то помнишь, что случилось?
- Нет, - испуганно потупилась Шныра. – Я опять что-нибудь сломала?
- Не бойся, - Фил поднял ее на руки. – Все нормально. Тебя точно никто не обидел?
- Нет. Не помню… Извини, Фил, правда не помню…
- А хоть что-нибудь ты помнишь? Что с тобой случилось перед тем, как ты потеряла сознание?
- Что со мной случилось? – Шныра задумалась, заодно сделав попытку спрыгнуть на поленницу. Фил ее удержал. – Подожди… Я была там… нет, это Создатель, а не я… Не-е-ет!!!
Потом Фил клялся, что в этот момент легкое Шнырино тельце стало вдруг невероятно тяжелым. Что он просто не удержал его. Но в тот момент никто не понял, отчего вдруг маленькое серое создание в падении разметало в стороны несколько толстых тяжелых березовых чурбаков. Об один из них Шныра ударилась – и теперь лежала с закрытыми глазами. И только маленький розовый язык мелькал между острыми зубками, когда из Шнырьей пасти снова зазвучал уже знакомый всем, кроме Фила, низкий хрипловатый голос:

Был мир – на грани бреда и мечты,
Который я никак не позабуду.
На всех, сумевших вырваться оттуда,
Наложено заклятье немоты…

И кто хозяин этих странных слов,
Что разрывают грудь мою и душу,
И требуют их выпустить наружу,
Чтоб дать им силу воплотиться вновь?..

Тот мир, холодный, тусклый и пустой,
Мог принести лишь боль и сожаленье.
Но вырвавшись оттуда, ни мгновенья
Не ощущала я себя живой…

- О, господи! – только и промолвил потрясенный Фил.
***
- Привет! Тебе уже лучше?
Шныра открыла глаза и увидела склонившуюся над нею черноволосую девушку.
- Лучше? А что случилось?
- Ты упала и ударилась головой. И потеряла сознание. Но теперь все в порядке. Как голова, не болит?
Шныра осторожно подняла голову. Подвигала ушами, потерла лапами носик.
- Кажется, нормально. – Она попыталась ощупать голову. – Наверное, шишку набила.
- Набила, - кивнула девушка. – Не волнуйся, я ее уже убрала.
- Тебя ведь зовут Джулия? – припомнила Шныра. – Ты – моя гувернантка?
- Ну да. Ты разве забыла? Меня вызвали, чтобы я о тебе заботилась и учила тебя хорошим манерам.
- Понятно, - поморщилась Шныра. – Будешь заставлять меня есть сахар ножом и вилкой?
- Буду. Но это потом. А сейчас съешь яблоко и лежи спокойно. У меня еще куча дел.
Джулия достала непонятный стрекочущий прибор и принялась возиться с ним. Шныра с любопытством поглядывала на нее, потом осторожно подползла поближе.
- Что это?
- Швейная машинка. Она зашивает дырки в одежде.
- А почему у тебя дырки в одежде?
- А, - Джулия досадливо поморщилась. – Это, оказывается, глупенькая Тушкана вырвала кусок себе на бантик. Могла бы просто попросить – у меня еще куча обрезков осталась. Теперь вот таким примитивным колдовством заниматься приходится.
Шныра не ответила. Стрекот машинки успокаивал и клонил в сон. Джулия покосилась назад, осторожно перенесла машинку подальше от посапывающей Шныры, и занялась своим делом.
Когда из-за спины раздался незнакомый голос, Джулия едва не подпрыгнула на месте. Обернулась, складывая пальцы рук для магического удара…
Никого не было. Голос доносился из уютного подушечного гнезда, в котором лежала, свернувшись в клубочек, спящая Шныра. Джулия подошла, наклонилась – и увидела, как маленькое тельце мелко подрагивает в непонятных судорогах.
В холодном свете полнолунья
Отчетливо видна граница,
Пройдя которую, смогу я
В ином обличье воплотиться.

Смогу забыть свои потери,
И увлекаться пустяками.
И, став пушистым ловким зверем,
Скакать веселыми прыжками…

Ну, а потом вернусь, наверно,
Живя надеждою безумной,
Что через месяц непременно
Наступит снова полнолунье…
- Полнолунье, - вздохнула Джулия. – Ну, конечно! Как же я могла забыть?
***
По сложившемуся в последние дни обычаю совет собрался в библиотеке замка. Все были как-то нехорошо взбудоражены. Никто не знал, что, собственно, надо делать, но всем было ясно, что делать что-то надо…
- А может, опять глюки пошли? – Кай окинул окружающих подозрительным взглядом. – Все слышали одно и то же?
Ответом был дружный кивок.
- Ну и что? – все еще не понимал Фил. – Шныра и раньше постоянно стишки сочиняла. И песни боевые тоже… Про тропу войны…
- Сочиняла, - согласился Тран. – Сам слышал. Но при этом была веселая и довольная. А теперь вот мечется и дрожит. В обмороки, чуть что, валится. И голос этот… Б-р-р… Нет, что-то тут не так… Что-то надо нам с ней делать…
Алгер вскочил, и, буркнув что-то нелестное в адрес чистоплюев, боящихся замарать руки кровью, направился к выходу из библиотеки.
Окрик Фила остановил его уже в дверях.
- Ты это куда? – подозрительно спросил Фил.
- Куда надо, - мрачно ответил Алгер. – Сколько можно маяться с этой вашей Шнырой? То гувернантку ей заказываете, то Фил сахар с кухни мешками таскает… Скоро самогон не из чего гнать будет! И, главное, было бы на что посмотреть? А то крыса крысой. А врали-то!.. Мол, принцесса… Тьфу!
- Но-но! – с одинаково грозным выражением осадили его с двух сторон Тушкана и Тран. – Это еще что за расизм?
- Кажется, я понял, в чем дело, - размышлял вслух Ведьмак. – Ты сядь, Темный. В моем замке отстреливают гостей только с моего разрешения. Ну, - он покосился на Джеррета, - еще наш ворлок из них призраков делает…
Ведьмак поморщился и продолжил: - А правда, видели, сколько в последнее время Шныра слопала сахара? Так что это нормальное отравление. Или, может, у нее на углеводной диете мозг стал по-другому функционировать. Ну, более эффективно, что ли…
- Да нету у нее мозга, - с досадой произнес Джеррет. – Сплошные рефлексы и инстинкты. И пара гигабайт нахальства… Ну, как ты себе представляешь, откуда бы я ей мозги наколдовал? Из кефира, что ли? И потом, на фига мне нужен был разумный вирус? Нет, что-то тут нечисто.
- А может, она не врет, когда лепечет про Создателя? – задумчиво предположила леди Холли. – Может, он в нее вселился и вещает ее голосом?
- Врет, - отрезал Джеррет. – Это я ее создал. Кто-нибудь может себе представить, чтобы я шесть раз подряд срифмовал «волны» - «волны»?
- М-м-да… Действительно, не сходится… - 201-я Дракона тоже задумалась, машинально ковыряя в зубах кончиком меча и даже не замечая, как он на глазах притупляется.
И тут в библиотеку влетела Джулия. Легко развернула помело, удерживая одной рукой бесчувственную Шныру, и спрыгнула на пол.
***
- Все оказалось очень просто. Мы все забыли про полнолунье. А в нее что-то пытается вселиться. Какое-то существо из другого мира. Нам надо просто не пускать его. Джеррет, у тебя есть какие-нибудь идеи?
- Есть. Мне кажется, Алгер прав. Надо покончить с этим раз и навсегда. – Джеррет обвел взглядом остальных. – Нет, я ничего не имею против кошек, собак, крыс и других мифических существ. Но Шныра – это уже слишком.
Фил побледнел и привстал, но Ведьмак снова перехватил его.
- Если тебе ее так надо, - хмыкнул Джеррет, от которого это движение не укрылось, - я могу ее в статуэтку упаковать. Или вообще в картину. Любуйся на нее, сколько угодно. А остальным как-то спокойнее будет…
- Пока я жив, - гневно воскликнул Фил, - я не позволю…
Ворлок нехорошо ухмыльнулся. Назревал очередной скандал. Но в этот самый миг Шныра подняла голову, посмотрела на всех удивительно ясным взглядом, и сказала:
- Она уже здесь!
Всем показалось, что это очередной бред. Только леди Холли и Джулия опасливо огляделись по сторонам. А Шныра опять принялась нести жутковатым голосом очередную несуразицу.
Мы играем созданьями разума,
Мы творим их с неведомой целью…
Мы не думаем, с чем это связано,
И не знаем, чего мы хотели.

Ни добрее, ни лучше не стали мы,
И однажды, промолвив: «Довольно»
Со своими покончим созданьями –
Это просто игра – им не больно!!!

Им без нас будет лучше… свободнее…
И уже не придется бояться,
Что Создатели их сумасбродные
Могут слишком, увы, заиграться…
Шныра то ли фыркнула, то ли вздохнула. Внезапно голос ее оборвался на полуслове. Она попятилась в угол, глядя на всех совершенно перепуганными глазами.
- Пожалуйста, не надо! Уберите ее, ну пожалуйста!!! Мне страшно!!!
***
Теперь уже все увидели странное безликое пятнистое создание, нависающее над Шнырой. Оно на глазах уплотнялось и становилось все более реальным…
Ведьмак вцепился в рукоять меча. Эльф и Алгер Тэ лихорадочно целились туда, где могла быть голова кошмарного явления. Джеррет машинально прищелкивал пальцами, вызывая из небытия файерболлы.
И все понимали, что всё равно не успеют…
И тут Шныра с безумным визгом рванулась в сторону, разрывая пока еще хрупкую связь с воплощающимся призраком. Резкий звук ударил по нервам, все отшатнулись, беспорядочно отступая и прикрывая руками уши… Но и призрак заколебался, снова стал таять. Казалось, нестерпимый визг Шныры причиняет боль и ему. Казалось, непонятно откуда взявшийся туман понемногу поглощает пятнистый силуэт. Казалось, сквозь него все четче проступают очертания неведомого пустынного серо-желтого пейзажа… Казалось… Еще мгновение назад что-то действительно казалось.
И пропало.
***
Все с изрядным запозданием перевели дух. Потом посмотрели на Шныру. Она привстала на задние лапки, взгляд блестящих глазенок был странно глубок. Когда она заговорила, никто даже не вздрогнул – все казались загипнотизированными этими серьезными блестящими глазами.
Не верьте рифмованным строкам –
Они вас научат дурному:
Таким откровенным порокам,
Как вера в могущество Слова…

Не верьте тому, кто рифмует –
Он просто играет словами.
Он рифмами вас зачарует,
А сам посмеется над вами…

Не верьте тому, что таится
Под маской ритмичных созвучий:
Оно в тишине растворится,
Оставив лишь отзвук летучий…
Шныра растерянно умолкла, а потом робко подступила к Филу и осторожно дотянулась лапкой до его колена.
- Фил… У тебя больше сахара не осталось?..
Фил машинально кивнул, полез в карман за сахаром, протянул ей кусочек. Шныра оживилась, протерла лапой носик и весело захрупала…
***
Шумил замолчал, осторожно снял Шныру с поленницы и принялся за долгожданный завтрак. А Шныра с веселым визгом поскакала навстречу ковыляющему с тренировок Филу.


Дата публикации: 2008-10-01 08:23:45
Просмотров: 3431



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Я вру. Мне нельзя верить. Всё время вру. Ха-ха, но теперь за деньги!

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Сентябрь 2018: Новости | Статьи
Август 2018: Новости | Статьи
Статистика