Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7803
Комментариев : 25
Реклама

Тран. 20 сентября 21:22. № 10961


С трудом открываю глаза. Что такое - опять за окном закат. А ведь когда я последний раз смотрел в окно, солнце вот так же садилось за лесом. Одно из двух - либо время остановилось, либо я продрых весь день. Скорее всего второе - денек вчера был тот еще.
Присаживаюсь на задние лапы. Передними провожу привычный уже ритуал «умывания», который я перенял у одного знакомого кота.
Нда, что-то я тут загостился. Вчера, вон даже подумал: «А мож мне здесь остаться?». А это верный признак того, что пора. Пора. Главное правило любого Прыгающего - «не пускать корни, не привязываться к месту». И мы его соблюдаем. Соблюдаем потому, что нарушив это правило, ты перестанешь быть Прыгающим. А нас и без того осталось не так уж много.
Но что это - в углу зала появилась странная конструкция из прозрачного материала. Конструкция, подозрительно напоминающая гроб. Точно помню - еще вчера ее не было.
«В той норе, во тьме печальной гроб качается хрустальный» - не к месту вспоминаю я. Хрустальный. Да еще и опутанный проводами. Как же эта штука называется, черт возьми? Ведь помнил же. И слово такое - прямо на языке вертится. Но на ум приходит только «крюйт-камера» и почему-то капитан Флинт. Забавный был малый. Ох и покуролесили мы с ним... Как напивался - всё бывало заводил свою любимую: «Пятнадцать человек на фундук мертвеца». «Эс» он не выговаривал. Одно мне в нем не нравилось - уж очень деньги любил. И ром. А настоящий моряцкий ром потому и наливают в стеклянную посуду, что жестяные емкости он попросту прожигает. И ведь сколько раз говорил ему : «Дани, не пей эту гадость». Нет, ни в какую. Вот и помер. Кто ж такое долго выдержит. Зато отошел весело - прихлёбывая ром и горланя песню о пятнадцати идиотах, которым зачем-то понадобился лесной орех покойника.
Тем временем саркофаг открывается. И из него... Хмм, не знал, что усопшие ведут столь активную загробную жизнь. Погодите, да я же где-то уже видел этого парня. Причем сравнительно недавно.
Ага. Кай. Помню. Как-то раз угораздило выйти из прыжка прямо на ихнем «Лекссе». Черт меня подери, если буду еще раз пользоваться этим дьявольским изобретением с гнусным названием «те-ле-визор».
- Хайо, Undead One! - традиционно приветствую я Последнего из Брюннен-Джи.
- Вечер добрый, Зеленый Крыс, - почти улыбается он.
- Вот и не верь после этого в сентенцию о тесноте этого мира. Я то понятно - к другу в гости, а как тебя сюда занесло?
- Да я вот сам гадаю. Не иначе - 201-я подсобила, - отвечает он, и с невозмутимым выражением лица топчет пробегающего мимо таракана.
За окном раздается топот и громкое, возмущенное рычание. Кай настораживается.
- Что это?
- Не обращай внимания - опять Крэйзи медведЕй гоняет. Скучно ему.
- Это тот воин с большим мечом?
- Во-во, он на то и жалуется, что на меч обращают больше внимания, чем на него самого, - усмехаюсь я. - Может, выпьем за встречу? Забыл - ты же не пьешь. Знаешь - похоже, ты будешь единственным непьющим в этой компании.
За стеной - подозрительный шум. Опять небось чево-нить празднуют. Спрыгиваю со стола и направляюсь в соседний зал, мурлыча под нос гимн «Бойцовый Крыс»:
«Багровым пламенем пылает солнца диск,
И гул разрывов слышится вдали
Тропой войны идёт Зелёный Крыс...
»
Не успеваю допеть первый куплет. Недалеко от замка действительно бухает один за другим несколько разрывов. Мда, неплохой аккомпанемент.
- Ручной гранатомет системы Faustpatrone. - на слух определяет мой собеседник. - Дальность прицельной стрельбы - до 30 метров, бронепробиваемость - до 200 миллиметров. У вас тут что - война?
- Да нет. Расслабься. Это Панцершмяк - вторую неделю охотится.
- На кого?
- Да егерь тут один ему насолил.
Кай пожимает плечами и следует за мной.
В соседнем зале застаю Фила и Ведьмака.
- Нет, ну попадись он мне, этот остроухий! - возмущается Фил. - Мало того, что прилюдно обозвал Свернимордой, так еще заставил слона из сугроба вытягивать за уши. Слона, представляешь, Ведьм!
Рука Фила теребит румель, завязанный на шее фантазийным бантом. Ведьмак как всегда спокоен.
- Так ведь вытащил же.
- Вытащил конечно. А куда было деваться? Но все одно - доберусь я до этого насмешника.
В дверном проеме бесшумно появляется худощавый мужчина среднего роста. Неестественно бледный и с Очень Злобными глазами. В левой руке он сжимает флакон, на котором проступают кроваво красные буквы: «Спиртъ». Относительно твердой походкой он проходит через зал, бормоча под нос что-то об идиотизме, администраторах и детских играх.
- Кто это? - интересуется Кай.
- Я думаю - Арпад. Хотя полной уверенности нет.
- Он вампир?
- Да, я думаю вы с ним поладите.
Экскурсия продолжается. Идем дальше.
- Это моя взятка, - доносится из трапезной.
Заходим. Ну, так я и думал - наши дамы опять режутся в карты. Леди Холли и леди Ars за столом друг напротив друга. За последнюю неделю я уже привык к этому зрелищу. Никто в замке уже давно не рискует играть с ними. Даже на щелбаны. Вон, Крэйзи, недавно по незнанию сунулся - так чуть не остался без любимого меча.
Рядом с картежницами сидит серебристая дракона. Без карт - очевидно, болеет за кого-то из играющих. А может - за обеих разом.
«Если женщины играют - лучше в драку не встревай» - вспоминаю я восточную народную мудрость и прохожу в дальний угол трапезной.
В самом темном углу, перед странным светящимся ящиком, немного похожим на уже упомянутый мной «те-ле-визор», сидит Джеррет. Нам повезло - последнее время его редко можно увидеть. Вперив взгляд в экран, он с остервенением давит на клавиши, выступающие из небольшой прямоугольной доски.
- Привет, Джер! - вежливо здороваюсь я.
- Не мешай! - отмахивается он.
Я, нимало не обидевшись, пытаюсь рассмотреть символы, появляющиеся на экране. Ворлок, не оборачиваясь, достает из воздуха растрепанную книгу и запускает ей в меня. Ловко увернувшись, успеваю прочитать название на корешке: «Программирование на Delphi». Нда, он сегодня опять не в духе. Но ничего - не может же везти во всем.
Но что это - за окном возмущенные вопли, противное хихиканье и знакомое «теньканье» тетивы. Вспрыгиваю на подоконник. Во дворе - Эльф. Крича что-то непонятное об эльфийских генералах, трубопроводах и наглых Черносветах, он выпускает стрелу за стрелой в непонятное темное облачко, висящее в десятке метров над землей. После каждого выстрела из сгустка тьмы раздается уже слышанное мной гнусное хихиканье. Ну, Эльф, кто же против такого - и с луком.
Припав на передние лапы и сконцентрировавшись, я быстро делаю хвостом знак Гиммель-Далед. Пятно мрака с впечатляющей скоростью скрывается за горизонтом. Так то.
- Весело у вас тут, - слышу я за спиной голос Кая.
Ну, что сказать. У НАС - весело.

Дата публикации: 2008-10-01 08:23:45
Просмотров: 3597



[ Назад ]
А. Сапковский
Анджей Сапковский

Самые жуткие грехи — это глупость и хамство, — они обычно идут рука об руку.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Июль 2019: Новости | Статьи
Июнь 2019: Новости | Статьи
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Статистика