Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7680
Комментариев : 25
Реклама

Джеррет. 27 июня 10:46. № 9835


...Потом говорили, что он пришел с юга, через ворота, которые так и не сподобился соорудить в сплошном камне Похмельного кряжа (или, по-краснолюдски, Katerwaende) прапрапрадед нынешнего Лорда Долговязого. Собственно, означенного кряжа не существовало со времен указанного прапрапрадеда, ибо некий магик-ренегат, известный ранее Конклаву как Рец Ле Закла, раскрыл замечательнейшее свойство, коим обладала составлявшая скалы порода - а именно, пропуская сквозь себя дождевую воду (и прочую, менее чистую жидкость), выделять из нее некие азотные и фосфорные соли, вследствие чего Похмельный кряж просто-таки заколосился буро-рыжим мхом, вызывавшим у вдохнувшего запах его цветов точное, стодвадцатипятипроцентное подобие наитягчайшего похмелья...
Что, говорите, мох не колосится и не цветет? Ой, пане, то не были вы на тех горах! Да и то, откуда вам, только гномы да краснолюды из старейшин помнят проклятье, наложенное последним потомком Старого Пса, узревшего однажды Геральта с краснолюдским сигиллем за спиной...
Человек в черном шел сквозь заросли, некогда долженствующие изображать ухоженный сад. Он надеялся, что движется бесшумно, хотя временами раздававшиеся под ногами звуки, чертовски напоминавшие хруст битого стекла, звяканье пустых консервных жестянок и хрип издыхающих аккумуляторов, и навевали определенные подозрения. Но он был выше подозрений, тем более, что сотрясавший округу диссонирующий во всем четырем октавам храп обитателей замка заглушал все посторонние звуки.
Внутри его встретило такое облако пыли, что даже привычный ко всякому нос пришельца не выдержал и заставил его разразиться оглушительным чихом и чуть более тихим ругательством "Massa'raksh" (не иначе как на зерриканском, но с резким акцентом Ард Скеллиге). Храп не только не прекратился, но, напротив, стал еще громче.
- 'Prot. from Dust 10' Radius', - выдал он краткую магическую формулу, изобличая в себе ворлока архаичной школы Распихивающих Драконов по Подземельям. С чувством глубокого удовлетворения пришелец потер нос, надел для конспирации темные очки и пошел дальше. Ища на звук, точнее, на храп. Нахрапом, так сказать.
Ворлоку не пришлось искать слишком долго. Конечно, архитектура замка Долговязого не отличалась особым пристрастием к прямым углам или логически выверенным прямым линиям, но поскольку во многих стенах зияли сквозные дыры, в которые способен был пройти средней упитанности мантикор (а в иные, пожалуй, и проходил), для человека не составило труда добраться до главного зала.
В углу дрыхли вповалку три краснолюда в подштанниках, эльф в беличьей шапке и пробитом навылет камуфляжнике, и бравый матрос Железняк, не добравшийся, судя по всему, не только до Одессы, но даже и до Херсона. Еще один краснолюд нежно обнимал рубероидный бочонок с памятной надписью "Синяя чайка"; бочонок, впрочем, был явно пуст, ибо выбитая пробка валялась в нескольких шагах, под скамейкой, на которой спал без задних ног парень, обмотанный красным платком-румалом вместо набедренной повязки. С другой стороны бочонка развалился упившийся вусмерть беловолосый тип, один змеиный глаз устремивший в не столь уж давно изобильные недра пустой тары с корабля капитана Кима, а второй - на потолок, где в весьма авангардном стиле была изображена фреска о битве под Содденским холмом; завершающим штрихом посреди фрески торчал измазанный в кизиловом повидле мастерок. За роялем, более-менее надежно зафиксировав голову между талмудом по нильфгаардской филологии и корзинкой из-под апельсинов, прямо на клавишах посапывала мазель в платье, некогда имевшем цвет слоновой кости. В глубине кресла-качалки дремала другая девица, хотя о последнем обстоятельстве можно было лишь догадываться, так как, несмотря на жару, на спящей был нацеплен пластинчатый панцирь поверх двух ватников, и рогатый краснолюдский шлем. Еще три шлема, воткнутые рогами в паркет, были заполнены сигаретным пеплом и окурками; из рукава панциря торчал окосевший от пьянки козырный джокер.
- Бедлам, - прокомментировал ворлок.
Затем, мерзко ухмыльнувшись, он достал из кармана будильник, перевел звонок на плюс пять минут от настоящего момента, машинально прихватил со стола джедайский лайтсейбр и связку скоя'таэльских гранат, после чего прошептал несколько слов и превратился в собственную тень...

Дата публикации: 2008-10-01 08:23:45
Просмотров: 3850



[ Назад ]
А. Сапковский
Анджей Сапковский

Книга - это не кино и не фотография, ее нельзя воспринимать глазами. Нельзя писать, как видишь. Надо писать, как чувствуешь.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Сентябрь 2018: Новости | Статьи
Август 2018: Новости | Статьи
Статистика