Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7767
Комментариев : 25
Реклама

Неоконченные сказания


От автора.

Сим творением я вовсе не хочу сказать: “ Пан Сапковский, все было совсем не так, я знаю!”. Ибо с этой стадии “ведьмакнутости” я давно перешла на следующую: “ не люблю ролевиков, они в нас играют!” У ведьмачьего мира множество отражений, но в том, о котором знаю я все было именно так.

Всякое справедливое указание критики я приму с искренней признательностью.

Часть 1.


Их было десять.

Десять худых, коротко стриженых мальчишек семи-девяти лет, босых, одетых в холщовые рубахи и штаны. Они стояли рядком у стены во дворе полуразрушенного замка и молчали. Говорил Весемир, невысокий крепкий старик с короткой седой бородой. Старый ведьмак. Учитель. За его спиной стояли двое старших ведьмаков, Лефред и Денкос.

- Чтобы стать ведьмаком, - говорил он, глядя на враз притихших и посерьезневших мальчишек, - недостаточно многих лет тренировок. Чтобы видеть в темноте как кошка, быстро реагировать в случае опасности, быть невосприимчивым к боли, быть более сильным и выносливым, чем обычный человек, надо пройти Испытание Травами. Это очень больно и тяжело, и не все, подвергшиеся этому, выживают. Поэтому, если кто-то чувствует что не готов, пусть скажет сейчас. Он останется в замке, научится владеть мечом, но ведьмаком не станет. Так что решайте, это ваше право.

Мальчишки молчали, не сводя глаз с Весемира. Каждый из них был твердо уверен в том, что сумеет выжить. А Весемир знал, что из стоящих перед ним ребят останется, дай Бог треть. Кто из них выйдет из комнаты Испытаний?

Койон? Беспризорник и сирота, подобранный Лефредом в Ард Каррайге год назад. Молчаливый темноволосый мальчишка с изрытым оспинами лицом.

Эскель, найденный глубокой осенью на дороге, ведущей в Каэр, полузамерзший, опоенный и абсолютно ничего о себе не помнящий?

Ламберт? Восьмой ребенок в кметской семье, отданный Весмиру его отцом в благодарность за спасение от разбойников?

Геральт? Сын чародейки, на которого Весемир возлагал большие надежды?

Горт? Пепельноволосый мальчик с ангельской внешностью и таинственным прошлым, однажды ноябрьским вечером оказавшийся пред воротами замка, верхом на породистой лошади, хорошо одетый. На вид ему было около девяти. Он чисто говорил на всеобщем, знал старшие руны. О себе он ничего не помнил, даже имени. Весемир сразу предположил знатное происхождение, но при самом тщательном осмотре сбруи лошади и одежды ведьмаки не нашли ни одного фамильного герба, что, в общем-то, было не удивительно.

Горт был слабым и изнеженным ребенком только на первый взгляд. Тяжело проболев почти всю первую зиму, весной он выздоровел и к концу лета догнал сверстников. За него Весемир волновался больше всего. Мальчик был послушным и умным, и старый ведьмак успел в какой-то степени к нему привязаться.

Братья-близнецы из Голополья?

Кто из них выживет?

Все попадавшие в Каэр Морхен безымянные беспризорники получали от Весемира имена. В течение первого года они акклиматизировались в замке, многих приходилось лечить. Испытаниям они подвергались лишь на следующий год весной.

В последние десять лет Весемир редко выезжал из Каэр Морхена. Но это уже стало закономерностью, что всякий раз выезжая на большак, он попадал в какую нибудь историю, вынуждавшую обнажать меч. Так было и на сей раз.

Старый ведьмак проехал уже больше половины дороги до Ард Каррайга, когда впереди послышались вопли, звон оружия, дикое ржание лошадей. Весемир пришпорил коня и, вылетев из-за поворота дороги, увидел такую картину: посреди тракта стояла груженая телега, верзила с натянутым арбалетом целился в грудь прижавшемуся к ее борту рыжему кмету с бледным искаженным страхом лицом., рядом с ним был мальчишка-подросток. Еще двое рылись в сваленном на телеге добре, четвертый выпрягал лошадей.

Заслышав топот копыт, разбойники повернули головы. Весемир выхватил меч. “Зеленый” выстрелил, Весемир уклонился, и бельт пролетев в Пяди от его уха, вонзился в ствол дерева. Закрутив мечом мельницу, Весемир пришпорил Бланшета и ринулся на бандитов. Первому он снес голову неудачливому стрелку. Один из тех, что были у телеги, потянулся было за арбалетом, на тут же лишился руки. Он с воплем скатился на землю, где кованые копыта Бланшета тотчас размозжили ему голову. Краем глаза Весемир заметил, как кмет с сыном полезли под телегу. И хорошо, не будут мешаться. Второй бандит вытянул из ножен на поясе короткий меч и, выписывая клинком замысловатые фигуры, двинулся на Весемира. Его расчет был прост: отвлечь всадника и ранить лошадь, которая, испугавшись, наверняка сбросит старика на землю. Парень не знал, что пред ним был ведьмак. Не знал он и того, что старина Бланшет был когда-то боевым конем. Дико заржав, он поднялся на дыбы, молотя в воздухе передними копытами. Разбойник отскочил, сделал резкий выпад, целясь коню в живот. Повернувшись в седле, Весемир мощным ударом разрубил его от ключицы до пояса. Бандит упал на траву, оглашая лес нечеловеческим воплем. Четвертый из разбойников, бросив кметских лошадей, со всех ног удирал в лес. Весемир не стал его преследовать. Тщательно обтерев меч, он вернул его в ножны и подъехал к телеге.

-Выходи, отец! Опасность миновала.

Из под воза высунулась взлохмаченная рыжая голова. Некоторое время кмет изучающе смотрел на Весемира.

-Вылезай, я не сделаю вам зла.

Выбравшись из-под воза, он ошалело оглядел место побоища, потом вдруг рухнул на колени.

-Не губи!!- запричитал вдруг он, - что хочешь бери…

-Встань! Я ничего тебе не сделаю, - повторил Весемир, - и денег твоих мне не надо.

Рыжий глянул ему в глаза и все понял

-У меня есть сын, - торопливо заговорил он, - второй год пошел… Восьмой рот… Хочешь, я отдам его тебе в ученики, пусть станет ведьманом? Хочешь?

-Хорошо, - проговорил Весемир, немного помолчав, - я приеду к тебе через шесть лет и посмотрю, умеешь ли ты держать обещания.

-Из Вороньего Лога я, Дроггартом зовут! – прокричал он в спину удаляющемуся всаднику.

Шесть лет спустя по осени, Весемир приехал в вороний Лог.

-Где живет Рыжий Дроггарт, у которого восемь ребят? – спросил он у игравших у околицы мальчишек.

-А вон последний дом, где кровля провалена, - указали они.

Весемир подьехал к лачуге и спешился. На крыльцо вышел Дроггарт. По его помятому лицу и мутным глазам было ясно, что последнее время он беспробудно пил.

-Я приехал за твоим сыном, - сказал Весемир, встретив его непонимающий взгляд, - Шесть лет назад я помог тебе расправиться с разбойниками, а ты пообещал отдать мне в ученики своего младшего сына. Вспомнил?

-А-аа… - протянул рыжий, почесывая в затылке, - Берт! А поди-ка сюда.

-Подержи коня господину, - велел он подбежавшему мальчишке, огненно рыжему, с огромными голубыми глазами.

Вслед за кметом он вошел в лачугу. Внутри было более чем убого, но чисто. Мужчины сели за стол. Жена рыжего поставила перед ними по чашке похлебки.

-Позови сюда Берта, - велел он жене, когда они поели.

-Одиннадцать ртов, - вздохнул Рыжий, когда жена исчезла за дверью, - С хлеба на воду перебиваемся….

Хлопнула входная дверь и в лачугу вбежал Берт.

-Звал, тять?

-Звал, - подтвердил рыжий, сдерживая отрыжку, - подь-ка сюда.

Мальчик приблизился к столу, чуть заметно хромая. Весемир протянул ему заранее приготовленную чарку с отваром сон-травы.

-Что это? - спросил мальчик.

-Пей, - велел ведьмак, - ты же не хочешь хромать до конца жизни?

Мальчик помотал головой и взял чарку. Он пил медленно, не спуская глаз с Весемира.

-Спасибо, - сказал он, возвращая пустую чарку .

Он сделал несколько шагов к двери, вдруг пошатнулся, схватился за косяк и осел на пол. Весемир подошел к нему, поднял на руки. Глаза ребенка были закрыты. Он крепко спал.

-Он проснется уже в Каэр Морхене и никогда не вспомнит, что было с ни раньше, так что спи спокойно, Рыжий Дроггарт. Ты сдержал свое обещание.

Был теплый осенний день. По Ард Каррайгу ехал всадник на статном вороном жеребце.

На нем была черная кожаная куртка с серебряными набивками н плечах и запястьях, из-за спины выглядывала рукоять меча. У мужчины были густые иссиня-черные волосы до плеч, небольшая борода и очень неприятные глаза. Зеленые, с вертикальными зрачками. Всадник направлялся к трактиру в конце улицы.

У коновязи рядом с трактиром сидел, скорчившись, мальчишка.

-Эй, малыш! – позвал ведьмак, спешиваясь, - постереги-ка моего жеребца, получишь миску похлебки и немного монет.

Мальчик поднялся, и Лефред увидел на его лице следы оспы. “ Крепкий малец” - отметил про себя Лефред, входя в трактир. Он вернулся через некоторое время, неся дымящуюся чашку и кусок хлеба. Мальчишка жадно набросился на еду. Он не успел еще добраться до дна, когда, чашка выскользнула из его рук. Он крепко спал. Лефред наклонился, поднял плошку и поставил ее на ступени крыльца, закинул мальчишку на коня, потом сел сам.

Он ехал по улицам, и редкие прохожие поспешно отводили взгляды, а когда он проезжал, долго смотрели вслед, перешептываясь. Но Лефреду было все равно. Он сделал свое дело и теперь возвращался в Каэр Морхен.

Испытаниям их подвергали только на следующий год весной.

В течение недели их поили различными отварами из грибов и трав, вводили внутривенно растворы и элексиры. Дети бились в судорогах и кричали, а потом впадали в коматозное состояние. Их переносили в подвальную комнату, самую холодную в замке и оставляли там. На деревянных лежаках, укрытых холщовыми накидками. Там они либо приходили в себя, либо умирали. Умерших детей Весемир хоронил на Западном склоне. Закапывая тело, он мысленно обращался к богам, чтимым народом умершего, прося их о прощении и упокоении души ребенка. Могилу он отмечал камушком и уходил. За годы существования Каэр Морхена Западный склон был усеян ими почти наполовину.

Он очнулся и долго лежал, боясь пошевелиться. С низкого сводчатого потолка комнаты капала вода. Он повернул голову. Соседний лежак был пуст. Кроме него в комната лежало еще трое. Он медленно сел и опустил босые ногина ледяной пол. Страшно хотелось пить.. Держась за стену, он подошел к ближайшему лежаку откинул простыню.. Койон. Дальше лежали Берт и Горт.

Он вышел на двор, майское солнце резало глаза. Теплый ветер доносил аромат цветов. В саду Каэр Морхена цвели яблони.

- Гер!- услышал он знакомый голос, - Живой!!!

К нему через двор бежал Эскель.

-Ой, а что у тебя с волосами?

-Что?

-Пошли, увидишь.

Эскель схватил товарища за руку, протащил через весь двор к противоположенной стене, достал из тайника осколок зеркала и протянул ему. Геральт посмотрел и обомлел. В его густых темно-каштановых влолсах появились белые прядки. Через полгода он полностью перелинял, и его волосы стали неестественно белого цвета., за что к нему пристала кличка Седой. Глаза же, хоть и претерпели мутацию, остались темно-карими, тогда как у остальных позеленели.

Следующими очнулись Берт и Койон. Испытания практически не отразились на их внешности. Мутация глаз у Койона проходила тяжелее, чем у остальных, и он почти год ходил с красными как у кролика глазами. И иногда у него случались провалы в памяти.

Проблемы со зрением скоро начались и у Эскеля. Один глаз у него вдруг потерял цветное зрение, это продолжалось около месяца, пока Весемиру удалось, наконец, подобрать травы и вылечить его.

Горт очнулся самым последним, когда уже никто и не надеялся. Старшие уже почти перестали заглядывать в Отходную комнату, как они ее называли. Ребята же бегали туда по несколько раз на дню. С того дня, как очнулся Берт, прошло уже больше недели. Однажды ребята играли во дворе, когда не пороге Отходной появился Горт, худой как скелет, с землистым лицом.

-Принц очнулся! Живой!

Мальчишки бросили игру и кинулись к нему.

-Не называйте меня принцем, - прошептал он и потерял сознание.

Что было со мной до того, как я попал в Каэр Морхен, я не знаю. Помню только, как вез меня один из старших ведьмаков, Денкос. Его лошадь, не спеша, поднималась по лесной дороге, я сидел пред ним в седле, вцепившись заледеневшими пальцами в гриву.

Помню, что сначала нас было десять или чуть больше. Кроме нашей выжившей пятерки были еще два брата-близнеца.

Первый год практически стерся из моей памяти.

Весной нас подвергли испытаниям. За сутки до них нас перестали кормить, а на другое утро привели в одну из подвальных комнат замка, дали по кубку какого-то травяного настоя, уложили на деревянные топчаны. Руки и ноги накрепко привязали к ним кожаными ремнями. Потом была страшная боль, судороги, видения. Когда я, наконец, очнулся и порадовался, что выжил, надо мной склонился Весемир и вколол мне что-то, отчего по моим венам разлился жидкий огонь, и я снова впал в забытье.

Весемир был абсолютно прав, когда говорил, что пройти Испытания это только полбеды, надо еще выдержать первый год. А это был кошмар.

Горт и Скель всю осень и зиму не вылезали из простуд. Койон страдал от частых провалов памяти, Берта мучили галлюцинации. Впрочем, они мучили нас всех, особенно первые несколько месяцев после Испытаний. Видимо, отвары, которые нам постоянно давал Весемир, содержали галлюциногены. Поначалу мы здорово пугались, потом привыкли. Берту было хуже всех: ему виделись монстры, о которых нам читал Весемир. Койон часто видел человека в черном плаще, мне везде мерещились летучие мыши. Горт о своих видениях нам никогда не говорил.

Скель рассказывал как однажды, когда он лежал у себя в комнате и никак не мог уснуть, к нему зашел Весемир. Он сел в уголке, они о чем-то заговорили. Вдруг распахнулась дверь, и вошел второй Весемир. Скель некоторое время не мог понять, кто же из них настоящий, потом Весемир, что сидел в углу, исчез.

Тренировки начались примерно через месяц после испытаний. Весемир поднимал нас чуть свет и гнал бегом на горное озеро, что было в полутора стаэ от замка. Дорога туда шла круто вверх. На озере мы, после недолгой разминки, купались, потом бежали обратно. И так было каждый день, независимо от погоды. Лишь в самые лютые морозы или сильные бураны Весемир разрешал обливаться на колодце. Колодец этот был пробит в толще скалы еще во времена строительства замка. Тут явно не обошлось без магии, потому что глубины он был огромной. У воды был особый вкус, многим с непривычки становилось от нее плохо. На ней готовились не только лечебные настои и отвары, но и пища, так что первые полгода мы практически не вылезали с оврага. Старшие ведьмаки так нас и называли – овражники. Ходила шутка, что если ты за день побывал на овраге меньше пяти раз – впору бежать в Весемиру.

Для снятия мышечных болей после тренировок, когда мы не могли уснуть от мучивших нас галлюцинаций, Весемир поил нас сон-травой. После этого мы видели фантастически красивые сны, а просыпались отдохнувшими вне зависимости от того, сколько проспали. Смутные воспоминания о детстве так переплелись с этими снами, что сейчас никто из нас не может с уверенностью сказать, было ли все то , о чем мы помним, на самом деле.

Каждое утро начиналось с раздачи “склизь-корней”, отвратительных на вкус вареных клубней очень неаппетитного цвета. Мы с трудом глотали их, не жуя, проклиная сам день нашего появления на свет. Как бы там ни было, но благодаря им мы меньше чувствовали усталость на тренировках. Если кто-нибудь из нас жаловался на боли в мышцах, Весемир приносил отвар особых коричневых грибочков, произраставших в каэрском подвале, и заставлял выпить полную чарку.

Жаловаться на всевозможные боли мы отучились очень быстро.

Тренировки у нас были трижды в день. Их продолжительность и сложность постоянно возрастали. Утренняя заканчивалась где-то около полудня, потом был обед и отдых. Весемир садился с книгой, чаще всего это был Physiologus , летом в тени стены, осенью и зимой в зале у камина и читал нам. Мы сидели вокруг, следя за его узловатым пальцем, скользящим вдоль строчек, слушали и так, незаметно для себя и довольно быстро научились читать.

-Дядя Весемир, -попросил как-то Ламберт, - расскажи нам про Каэр, почему он так называется, кто его построил?

-Название это со старшей речи переводится как “Замок у моря”

-Но здесь же нет никакого моря, - перебил его Берт.

-А ты слушай и не перебивай! – прикрикнул на него Весемир, - Пятьсот лет назад, еще до ведьмаков, этим замком владел один воинственный барон. Тогда шла война с эльфами, с горцами, с кем-то еще. Этот замок, стоявший возле перевала, был важным стратегическим пунктом. Барон дал своим людям приказ называть его так в разговорах, чтоб никто не понял, о какой крепости идет речь. Мало ли замков на берегу моря.

-А почему именно у моря, а не как - нибудь по-другому?- не отставал Берт.

-Видишь камень? – спросил его Весемир, указывая на глыбу с отпечатком ракушки на боку, - Он когда-то лежал на дне. Много много лет назад здесь было море, потом суша поднялась, вода ушла, а камни остались. Таких в округе полно. Из них потом и построили Каэр Морхен.

-А почему суша поднялась? – не унимался Ламберт

-Да я то откуда знаю? – рассердился Весемир, - Я ж ведьмак, а не ученый.

-Дядя Весемир, - начал Геральт, - расскажи о первых ведьмаках, как их звали, откуда они пришли.

-Как звали их, уж никто не помнит, - сказал старый ведьмак, помолчав, - а пришли они из-за гор. И было их пятеро вместе с Учителем...

Они пришли из-за гор. Четверо мужчин неопределенного возраста и старик. Один из них был огненно-рыжим, другой темноволосый, волосы третьего были неестественно белого цвета, пепельные кудри четвертого доходили до плеч. Одеты они были во все черное, за спиной у каждого был изогнутый меч. Они появились у замка поздно вечером.

-Кто такие? Ни с места! – стражники тотчас загородили им дорогу.

-Мы хотим видеть хозяина замка, - спокойно проговорил старик, словно не замечая направленную ему в грудь стрелу. Он говорил на всеобщем с небольшим акцентом.

Сообщение передали по цепочке, и скоро у ворот появился сам хозяин.

-Я командир здешнего гарнизона и хозяин замка, - сказал он, разглядывая пришельцев, - а вы кто такие?

-Мы пришли из-за гор, мы ведьмаки, - ответил старик, не сводя с него странных зеленоватых глаз.

-Вижу, вы вояки, а мне нужны наемники.

-Мы не наемники, барон, - снова сказал старик, - мы ведьмаки. Мы за плату убиваем различных чудовищ, угрожающих людям.

-Отлично, - барон потер руки, - в нескольких стае отсюда есть озеро, в нем живет какая-то дрянь, что жрет наших рыбаков. Из–за этого мы вынуждены покупать рыбу втридорога у кметов. Убейте ее, и я не поскуплюсь на награду.

-Хорошо, - сказал старик, выслушав его, - мы убьем эту тварь завтра же, но нам нужно где- то переночевать.

- Кальдер! – окрикнул он одного из солдат, - проводи гостей в Западное крыло и распорядись, чтоб их хорошо устроили и накормили.

На следующий день один из ведьмаков, рыжий, пошел на озеро. Он вернулся на другой день с утра, когда уже хотели идти его искать. Ведьмак попросил лошадь с телегой, чтобы отвезти убитое чудище. Когда солдаты во главе с бароном пришли на берег озера, они увидели лежавшее там страховидло около десяти футов длиной, многоногое, со страшными клещами. Чудовище увезли в лес и зарыли. Барон щедро вознаградил ведьмаков и предложил им жить в замке и истреблять водившихся в округе чудовищ. Ведьмаки согласились. Перезимовав, они ушли в долину в поисках работы. Барон же сказал им на прощанье, что они могут вернуться в замок в любое время и жить там столько, сколько захотят. Ведьмаки поблагодарили его и ушли.

Прошло пять лет. Однажды осенью барон собрал войско и пошел в очередной поход на укрывавшихся в горах нелюдей. А через некоторое время в замке снова появились ведьмаки. Они пришли на зимовку, и слуги, следуя указаниям хозяина, пустили их. Барон не вернулся ни к Саовине, ни весной. Весной страшный оползень завалил перевал возле замка, и феодалы с долин добили последних нелюдей, оставшихся без поддержки из-за гор. Война закончилась. Оставшийся без командира гарнизон замка постепенно разбежался, и Каэр Морхен, к тому времени изрядно разрушенный войной и фактически потерявший прежнее стратегическое значение, остался во владении ведьмаков

Дата публикации: 2008-12-12 23:14:48
Просмотров: 6317



[ Назад ]
Вячеслав [14.04.2012 в 15:23]
Ламберт не ровесник Эскелю и Геральду, он их гораздо моложе, и вероятно позже и обучался.
А Койон вообще молодой ведьмак, из последних, и с Геральдом встетился впервые в "Кровь эльфов".
Считаю, нельзя портить первоисточник подобными ошибками, а то случайно может получиться неудачный телевизионый сериал...

Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Книга - это не кино и не фотография, ее нельзя воспринимать глазами. Нельзя писать, как видишь. Надо писать, как чувствуешь.

Интересное
Нет данных для этого блока.
Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Статистика