Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 6618
Комментариев : 24
Реклама

Сезон Гроз - Интерлюдия





Интерлюдия



Четыре дня спустя



Аукционный дом братьев Борсодов находился на площади возле улицы Главной — фактически главной магистрали Новиграда, соединяющей рынок с Храмом Вечного Огня. Братья в начале своей карьеры торговали лошадьми и овцами, тогда у них был только сарай в предместье. После сорока двух лет с момента основания аукционный дом занимал впечатляющее трехэтажное здание в самом престижном районе города. Дело по-прежнему оставалось в руках семьи, но предметами аукциона стали уже драгоценные камни, в основном бриллианты, а также произведения искусства, антиквариат и предметы коллекционирования. Аукционы проводились один раз в квартал, непременно по пятницам.
Нынче зал аукциона был заполнен почти до отказа. Присутствовала, по оценке Антеи Деррис, добрая сотня людей.

Шум и говор утихли. Место за столом занял аукционист Абнер де Наваретт.
Абнер де Наваретт, как обычно, выглядел прекрасно в черном бархатном кафтане и золотом парчовом жилете. Благородству его внешности и физиономии могли позавидовать принцы, а осанке и манерам — аристократы. Ни для кого не было секретом, что Абнер де Наваретт действительно был аристократом, изгнанным из семьи за пьянство, распутство и разврат. Если бы не семья Борсодов, Абнер де Наваретт был бы вынужден просить милостыню. Но Борсодам был нужен аукционист с внешностью аристократа. И ни один из кандидатов не мог в этом отношении сравниться с Абнером де Навареттом.

— Добрый вечер, дамы, добрый вечер, господа, — произнес аукционист голосом таким же бархатным, как его кафтан. — Приветствуем вас в Доме Борсодов на ежеквартальном аукционе произведений искусства и антиквариата. Предметом торгов является коллекция, с который вы изволили ознакомиться в нашей галерее, и которая представляет собой собрание уникальных предметов, исключительно от частных владельцев.

— Подавляющее большинство присутствующих, смею утверждать, это наши постоянные гости и клиенты, которые знакомы с правилами нашего Дома и действующими во время аукциона условиями. Всем присутствующим при входе были вручены буклеты с правилами. Поэтому я считаю, что все проинформированы о наших порядках и о последствиях их нарушения. Итак, давайте начнем без промедления.

— Лот номер один: статуэтка нефритовая, групповая, изображающая нимфу... хм... с тремя фавнами. Сделана, по данным наших экспертов, гномами, возраст около ста лет. Начальная цена двести крон. Я вижу двести пятьдесят. Это все? Кто-нибудь предложит больше? Нет? Продано господину с номером тридцать шесть.
Работавшие за соседним столом два клерка тщательно записывали результаты продажи.

— Лот номер два: «Aen Nog Mab Taedh’morc», сборник эльфьих сказок и поэтических притч. Богато иллюстрирован. Состояние идеальное. Начальная цена пятьсот крон. Пятьсот пятьдесят, господин купец Хофмайер. Господин советник Дрофусс, шестьсот. Господин Хофмайер, шестьсот пятьдесят. И это все? Продан за шестьсот пятьдесят крон господину Хофмайеру из Хирунда.

— Лот номер три: прибор из слоновой кости, в форме... хм... округлой и продолговатой, служащий... хм... вероятно, для массажа. Происхождение заморское, возраст неизвестен. Стартовая цена сто крон. Я вижу сто пятьдесят. Двести, дама в маске, с номером сорок три. Двести пятьдесят, дама в вуали, с номером восемь. Никто не даст больше? Триста, госпожа аптекарша Форштеркранц. Триста пятьдесят! Никто из дам не даст больше? Продано за триста пятьдесят крон даме с номером сорок три.

— Лот номер четыре: «Antidotarius magnus, уникальный медицинский трактат, опубликованный университетом в Кастель Граупиане в начале основания академии. Начальная цена восемьсот крон. Я вижу восемьсот пятьдесят. Девятьсот, доктор Онезорг. Тысяча, уважаемая Марти Содергрен. И это все? Продано за тысячу крон почтенной госпоже Содергрен.

— Лот номер пять: «Liber de naturis bestiarum», белый ворон, переплет из буковых дощечек, богато иллюстрирована...

— Лот номер шесть: «Девочка с котенком», портрет en trois quarts, холст, масло, цинтрийская школа. Стартовая цена...

— Лот номер семь: колокольчик с ручкой, латунь, краснолюдская работа, возраст находки трудно оценить, но вещь, безусловно, древняя. На окаймлении надпись краснолюдскими рунами, гласящая: "Ты чего, придурок, звонишь". Запрашиваемая цена...

— Лот номер восемь: холст, масло и темпера, художник неизвестен. Шедевр. Прошу обратить внимание на необычную цветовую гамму, игру оттенков и динамику светотеней. Атмосфера полумрака и благородный колорит величественно переданной лесной природы. А в центральной части, в таинственных световых бликах, обратите внимание, главная фигура произведения: олень во время гона. Начальная цена...

— Лот номер девять: «Ymago mundi», также известная под названием «Mundus nouus». Книга необычайно редкая, в собрании оксенфуртского университета всего один экземпляр, несколько экземпляров имеются в частных руках. Переплет из золоченной козлиной кожи. Идеальное состояние. Начальная цена тысяча пятьсот крон. Уважаемый Вимме Вивальди, тысяча шестьсот. Преподобный капеллан Прохазкa, тысяча шестьсот пятьдесят. Тысяча семьсот, дама в конце зала. Тысяча восемьсот, господин Вивальди. Тысяча восемьсот пятьдесят, преподобный Прохазкa. Тысяча девятьсот пятьдесят, господин Вивальди. Две тысячи крон, браво, преподобный Прохазкa. Две тысячи сто, господин Вивальди. Кто даст больше?
— Это безбожная книга, содержит еретические измышления! Она должна быть сожжена! Я хочу купить ее, чтобы сжечь! Две тысячи двести крон!
— Две тысячи пятьсот! — гаркнул Вимме Вивальди, поглаживая белую ухоженную бороду. — Дашь больше, благочестивый кочегар?
— Возмутительно! Денежный мешок здесь торжествует над праведностью! Язычников краснолюдов здесь ставят выше, чем людей! Я буду жаловаться властям!
— Книга продана за две тысячи пятьсот крон господину Вивальди, — спокойно объявил Абнер де Наваретт. — А преподобному Прохазке напоминаю о действующих в Доме Борсодов правилах и порядках.
— Я ухожу!
— Прощайте. Приношу свои извинения. Уникальность и богатство предложений Дома Борсодов вызывает иногда эмоции. Продолжаем. Лот номер десять: абсолютно уникальная, невероятная находка, два ведьмачьих меча. Дом решил предложить их не по отдельности, а в комплекте, как дань уважения ведьмаку, которому они некогда служили. Первый меч из стали, полученной из метеорита. Клинок выкован и заточен в Махакаме, подлинность краснолюдского клейма подтверждена нашими специалистами.
— Второй меч, серебряный. На рукояти и по всей длине лезвия руны и символы, доказывающие оригинальность. Начальная цена тысяча крон за комплект. Тысяча пятьдесят, господин с номером семнадцать. И это все? Никто не даст больше? За такие раритеты?
— Это говно, а не деньги, — пробормотал сидящий в последнем ряду Никефор Муус, магистратский чиновник, то нервно сжимая в кулаки пальцы с пятнами от чернил, то оглаживая ими поредевшие волосы, — Я знал, что не стоило...

Антея Деррис шипением заставила его умолкнуть.

— Тысяча сто, господин граф Хорват. Тысяча двести, господин с номером семнадцать. Тысяча пятьсот, уважаемый Нино Чианфанелли. Тысяча шестьсот, господин в маске. Тысяча семьсот, господин с номером семнадцать. Тысяча восемьсот, господин граф Хорват. Две тысячи, господин в маске. Две тысячи сто, уважаемый Чианфанелли. Две тысячи двести, господин в маске. Это все? Две тысячи пятьсот, уважаемый Чианфанелли... Господин с номером семнадцать...

Господина с номером семнадцать внезапно схватили под руки два здоровяка, которые незаметно вошли в зал.

— Хероза Фуэрте, по прозвищу Шампур, — протянул третий здоровяк, ткнув схваченного палкой в грудь. — Преследуемый законом наемный убийца. Ты арестован. Увести.
— Три тысячи! — заорал Херозa Фуэрте, по прозвищу Шампур, размахивая табличкой с номером семнадцать, которую по-прежнему держал в руке. — Три... тысячи...
— Мне очень жаль, — холодно сообщил Абнер де Наваретт. — Правила. Арест участника аукциона отменяет его предложение. Вы предложили две тысячи пятьсот, уважаемый Чианфанелли. Кто больше? Две тысячи шестьсот, граф Хорват. И это все? Две тысячи семьсот, господин в маске. Три тысячи, уважаемый Чианфанелли. Я не вижу никаких других предложений...
— Четыре тысячи.
— А, уважаемый Мольнар Джианкарди. Браво, браво. Четыре тысячи крон. Может, кто-нибудь даст больше?
— Я хотел купить для сына, — рявкнул Нино Чианфанелли. — А у тебя одни только дочери, Мольнар. Зачем тебе эти мечи? Эх, ладно уж. Уступаю.
— Мечи проданы, — сообщил де Наваретт, — уважаемому господину Мольнару Джианкарди за четыре тысячи крон. Мы продолжаем, уважаемые дамы, уважаемые господа. Лот номер одиннадцать: плащ из обезьяньего меха...

Никефор Муус, радостный и скалящийся, как бобер, хлопнул Антею Деррис по плечу. Сильно. Антея огромным усилием воли воздержалась от того, чтобы дать ему в морду.

— Уходим, — прошипела она.
— А деньги?
— После окончания аукциона и завершения формальностей. Это займет время.

Игнорируя ворчание Мууса, Антея направилась к двери. Она ощутила чей-то взгляд, посланный украдкой. Женщина. Черноволосая. Одетая в черное и белое. С обсидиановой звездой на шее.
Почувствовала дрожь.

*


Антея была права. Формальности потребовали времени. Только через два дня можно было отправиться в банк. В филиал одного из краснолюдских банков, пахнущий, как и все банки, деньгами, воском и резными панелями из красного дерева.

— Сумма выплаты три тысячи триста тридцать шесть крон, — сказал клерк. — После взимания комиссии банка в размере одного процента.
— Борсодам пятнадцать, банку один, — проворчал Никефор Муус. — За все проценты! Вор на воре! Гони деньги!
— Одну минуту, — остановила его Антея. — Сначала урегулируем наши дела, твое и мое. Комиссионные положены и мне. Четыреста крон.
— Но, но! — зарычал Муус, привлекая внимание других клерков и клиентов банка. — Какие четыреста? От Борсодов я получил только три тысячи с мелочью...
— Согласно договору мне полагаются десять процентов от итога аукциона. Расходы — это твое дело. И только твои проблемы.
— Что ты мне тут...

Антея Деррис глянула на него. Этого было достаточно. Между Антеей и ее отцом не было большого сходства. Но посмотреть Антея умела в точности так же, как ее отец. Как Пирал Пратт. Муус сжался под ее взглядом.

— Из суммы, подлежащей выплате, — дала она клерку указание, — прошу выдать банковский чек на четыреста крон. Я знаю, что банк взимает комиссионные, я с ними согласна.
— А мои деньги наличными! — чиновник магистрата указал на большой кожаный ранец, который притащил с собой. — Я возьму их домой и хорошо спрячу! Ни один воровской банк не сдерет с меня никакой комиссии!
— Это значительная сумма, — клерк встал. - Пожалуйста, подождите.

Выходя из конторки, клерк только на мгновение приоткрыл дверь в заднюю комнату, но Антея готова была поклясться, что в это мгновение она увидела черноволосую женщину, одетую в черное и белое.
Почувствовала дрожь.

*


— Спасибо, Мольнар, - сказала Йеннифэр. — Я не забуду эту услугу.
— За что спасибо? — Мольнар Джианкарди улыбнулся. — Что я такого сделал, какая там услуга? То, что купил на аукционе указанный мне лот? Заплатив деньгами с твоего личного счета? Или, может быть, что отвернулся, когда ты минуту назад произносила заклинание? Я отвернулся, чтобы посмотреть через окно на ту посредницу, когда она уходила, изящно покачивая тем и этим. Дамочка в моем вкусе, не скрою, хотя человеческими женщинами не увлекаюсь. Твое заклинание ей тоже... умножит проблемы?
— Нет, — ответила чародейка. — С ней ничего не случится. Она взяла чек, а не золото.
— Понятно. Мечи ведьмака, я полагаю, заберешь сразу? Они ведь для него...
— Все, — закончила Йеннифэр. — Он связан с ними предназначением. Я это знаю, знаю, конечно. Он говорил мне. И я даже начинала верить. Нет, Мольнар, я сегодня не заберу мечи. Пусть они остаются в кладовой. Вскоре я пришлю за ними кого-нибудь от своего имени. Я уезжаю из Новиграда прямо сегодня.
— Я тоже. Еду в Третогор, проверю заодно там местный филиал. Потом вернусь к себе, в Горс Велен.
— Что ж, еще раз спасибо. Прощай, краснолюд.
— Прощай, чародейка.


* * *

Дата публикации: 2014-01-30 14:02:23
Просмотров: 13335



[ Назад ]
Йожи [30.01.2014 в 23:55]
"— Лот номер три: прибор из слоновой кости, в форме... хм... округлой и протяженной," мне кажется что форма не может быть протяженной, возможно " в форме...хм...округлой и вытянутой"

илья [31.01.2014 в 09:42]
фалической формы

энди [31.01.2014 в 09:58]
или продолговатой (формы)

Йожи [31.01.2014 в 22:23]
с фамилией Наваретт что то не ладное, он же Нававаретт, он же Наваррет, как же будет правильнее?

Гервант из Лирии [01.02.2014 в 03:56]
Все поправил, Наваретт он )

Йожи [01.02.2014 в 04:12]
"Господин Гофмайер, шестьсот пятьдесят. И это все? Продан за шестьсот пятьдесят крон господину Хофмайеру из Хирунда." не доисправлена фамилия

Albirea [02.02.2014 в 14:25]
Спасибо!!
я так понимаю, что Геральта представлял Чианфанелли.

Ranger [03.02.2014 в 08:34]
Хорошо что Ийнефер подоспела.
Тяжело ведьмаку без мечей.

Ками [09.02.2014 в 03:37]
Йеннифер! Я скучала по этой стерве

Maxim Mamundi [06.11.2014 в 01:27]
Liber de naturis bestiarum - Книга о природе зверей
Ymago mundi-образ мира
Mundus nouus - новый мир

Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Нет войн Добра со Злом, есть войны, в которых разные стороны имеют разные интересы.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Январь 2017: Новости | Статьи
Декабрь 2016: Новости | Статьи
Октябрь 2016: Новости | Статьи
Сентябрь 2016: Новости | Статьи
Август 2016: Новости | Статьи
Июнь 2016: Новости | Статьи
Статистика