Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 6943
Комментариев : 24
Реклама

Сезон Гроз - Вторая Глава




Керак, город в Северном Королевстве Цидарис, в устье реки Адалатте. Некогда столица отдельного Королевства K., которая в результате неумелой политики и вырождения правящей династии пришла в упадок, утратила значимость, была разделена соседями и включена в состав их земель. Имеет порт, несколько фабрик, маяк и около 2000 жителей.
Эффенберг и Талбот,
Энциклопедия Maxima Mundi, том VIII



Глава Вторая




Залив щетинился мачтами и был полон белых и разноцветных парусов.
Большие суда стояли на рейде, заслоненном мысом и волноломом.
В самом порту к деревянным молам причаливали корабли поменьше и совсем крохотные.
На пляжах почти все свободное место занимали лодки. Или остатки лодок.
На окраине мыса, захлестываемый белыми волнами прибоя, возвышался маяк из белого и красного кирпича, обновленный реликт эльфьих времен.

Ведьмак ткнул шпорой кобылу в бок. Плотва подняла голову, раздула ноздри, словно и она радовалась запаху моря, доносимому ветром. Подгоняемая всадником, тронулась через дюны. К уже недалекому городу.

Город Керак, столица одноименного королевства, расположенный по обоим берегам в устье реки Адалатте, был разделен на три отдельных, совершенно разных района.

На левом берегу Адалатте располагались здания порта, доки и промышленно-торговый центр, включающий верфи и мастерские, а также перерабатывающие фабрики, склады и магазины, ярмарки и базары.

Противоположный берег реки, район, называемый Пальмирой, заполоняли халупы и хаты бедноты и рабочих, дома и палатки мелких торговцев, скотобойни, мясные лавки, а также многочисленные, оживающие вскоре после сумерек, забегаловки и ночлежки. Пальмира к тому же являлась местом развлечений и запретных наслаждений. Здесь, как было известно Геральту, можно было запросто лишиться кошелька или получить ножом под ребро.

Подальше от моря, на левом берегу, за высоким частоколом из толстых бревен располагался собственно сам Керак, квартал узких улочек промеж домами богатых купцов и финансистов, факториями, банками, ломбардами, сапожными и портняжными мастерскими, магазинами и магазинчиками.
Были здесь также таверны и увеселительные заведения высшей категории, в том числе и гостиницы, предлагающие, по правде говоря, ровно те же услуги, что и в портовой Пальмире, но по значительно более высоким ценам.

Центр квартала состоял из четырехугольной рыночной площади, городской ратуши, театра, суда, таможни и домов городской знати.
Посреди ратуши стоял на пьедестале, страшно засранный чайками, памятник основателю города, королю Осмыку.
Что было явным враньем, ибо приморский город существовал здесь задолго до того, как Осмыка принесло сюда черт знает откуда.

Повыше, на холме, стоял замок и королевский дворец, по форме и внешнему виду довольно нетипичный, потому как это был древний храм, перестроенный и расширенный после того, как его покинули священники, разочарованные полным отсутствием заинтересованности в нем со стороны населения. В храме осталась даже кампанила, то есть колокольня с большим колоколом, в который ныне господствующий в Кераке король Белогун приказал бить ежедневно в полдень и - очевидно назло подданным - в полночь.
Звон раздался, как раз когда ведьмак проезжал между первыми лачугами Пальмиры.

Пальмира смердела рыбой, стиркой и харчевней, давка на улочках была чудовищная, преодолеть ее ведьмаку стоило много времени и терпения.
Вздохнул полегче, лишь когда наконец добрался до моста и проехал на левый берег Адалатте.
Вода воняла и несла шапки плотной пены - результат работы расположенной вверх по реке дубильни.
Отсюда было уже недалеко до дороги, ведущей к окруженному частоколом городу.

Лошадь он оставил в конюшне перед городом, заплатив за два дня вперед и накинув конюху еще сверху, чтобы обеспечить Плотве должный присмотр.
Сам же направился к сторожевой башне.
В Керак можно было войти только через сторожевую башню, пройдя досмотр и сопровождающие его малоприятные процедуры.

Ведьмака немного раздражала эта необходимость, но он понимал ее цель: жителей города за частоколом не очень-то радовала мысль о визитах гостей из портовой Пальмиры, особенно в качестве сходящих там на сушу матросов из чужих стран.
Он вошел в сторожевую башню, деревянное здание срубной конструкции, в которой, как ему было известно, располагалась кордегардия.
Геральт думал, что знает, что его там ожидает.
Но он ошибался.
Хотя и посетил в жизни множество кордегардий. Маленьких, средних и больших, в ближних и самых дальних закоулках мира, в местах цивилизованных более или менее или не цивилизованных вовсе.
Все кордегардии мира воняли затхлостью, потом, кожей и мочой, а также железом и смазочными маслами для него. В кордегардии Керака было точно так же.
Вернее, было бы, если бы классические кордегардные запахи не подавляла тяжелая, удушливая, достигающая потолка вонь от пердежа.

В меню здешнего гарнизона кордегардии, вне всяких сомнений, преобладали крупносеменные зернобобовые растения, такие как горох, бобы и цветная фасоль.
Гарнизон же был полностью дамским. Состоял из шести женщин. Сидящих за столом и поглощенных обеденной трапезой. Все дамы жадно хлебали из глиняных мисок что-то, плавающее в жидком паприковом соусе.

Самая высокая из стражниц, видно, комендантша, оттолкнула от себя миску и встала. Геральт, который всегда считал, что некрасивых женщин не бывает, мгновенно почувствовал, что вынужден пересмотреть данное убеждение.

- Оружие на лавку!

Как и все присутствующие, стражница была острижена наголо. Волосы уже успели немного отрасти, создавая на лысой голове беспорядочную щетину. Из-под расстегнутого камзола и расхристанной рубахи проглядывали мышцы живота, наводящие на мысль о большом зашнурованном колбасном рулете. Бицепсы стражницы - продолжая мясные ассоциации - имели размеры свиных окороков.

- Оружие на лавку клади! - повторила она. - Глухой?

Одна из ее подчиненных, по-прежнему склоненная над миской, приподнялась немного и перданула, громко и протяжно. Ее подруги захохотали. Геральт обмахнулся перчаткой. Стражница смотрела на его мечи.

- Эй, девчонки! Идите сюда, ну же!

"Девчонки" встали, довольно неохотно, потягиваясь. Все они, как заметил Геральт, одеты были в легком и свободном стиле, позволявшем, прежде всего, похваляться мускулатурой. Одна была в коротких кожаных брюках, со штанинами, распоротыми по швам, чтобы помещались бедра. А одеждой от талии и выше ей служили, главным образом, скрещенные ремни.

- Ведьмак, - констатировала она. - Два меча. Стальной и серебряный.

Вторая, как и остальные, высокая и широкая в плечах, приблизилась, бесцеремонным движением распахнула рубашку Геральта, схватилась за серебряную цепочку и вытащила медальон.

- И знак есть, - подтвердила она. - Волк на знаке, с оскаленными зубами. Выходит, и вправду, ведьмак. Пропустим?
- Устав не запрещает. Мечи сдал...
- Верно, - Геральт спокойным голосом включился в разговор. - Сдал. И оба будут, как я понимаю, под надежной охраной? До возврата по расписке? Которую я сейчас получу?

Стражницы, скалясь, окружили его. Одна подтолкнула, как будто нечаянно. Вторая громко перднула.

- Вот тебе расписка, - фыркнула она.
- Ведьмак! Наемный укротитель чудовищ! А мечи отдал! Тут же! Покорный, как сопляк!
- Хер свой тоже бы, наверно, сдал, если б велели.
- Так давайте велим ему! А, девки? Пусть вынет из ширинки!
- Поглядим, какой хер у ведьмаков!
- Хватит вам, - рявкнула комендантша. - Разыгрались, шалавы. Гоншорек, иди сюда! Гоншорек!

Из помещения рядом возник лысоватый немолодой человек в бурой епанче и шерстяном берете. Выйдя, сразу раскашлялся, снял берет и начал им обмахиваться.
Без единого слова взял обмотанные ремнями мечи и дал Геральту знак, чтобы следовал за ним. Ведьмак не медлил. В заполняющей кордегардию мешанине зловоний кишечные газы уже начинали решительно преобладать.

Помещение, в которое они вошли, разделяла солидная железная решетка. Мужчина в епанче заскрипел большим ключом в замке. Повесил мечи на вешалке рядом с другими мечами, саблями, кордами и охотничьими ножами. Открыл потрепанный журнал учета и начал что-то писать в нем медленно и долго, безостановочно кашляя, с трудом глотая воздух.
Наконец вручил Геральту выписанную квитанцию.

- Я так понимаю, что мои мечи здесь в безопасности? Под замком и охраной?

Бурый мужчина, тяжело дыша и сопя, закрыл решетку и показал ему ключ. Геральта это не убедило. Любую решетку можно было преодолеть, а звуковые эффекты метеоризма дам из охраны способны были заглушить все попытки взлома. Однако выхода не было. Ему необходимо было сделать то, зачем он прибыл в Керак. И поскорей покинуть город.


* * *



Таверна, или, как гласила вывеска, аустерия "Natura Rerum" помещалась в не очень большом, но элегантном здании из кедрового дерева, с отделанной покатой крышей и высоко торчащим дымоходом. Фасад здания украшало крыльцо, к которому вела лестница, обставленная раскидистыми алоэ в деревянных кадках.

Из помещения долетали кухонные запахи - главным образом, поджариваемого на решетках мяса. Запахи были так заманчивы, что ведьмаку "Natura Rerum" сразу же показалась Эдемом, садом наслаждений, островом счастья, молоком и медом, текущим в краю благословенных.

Но быстро выяснилось, что Эдем этот, как и каждый Эдем, был охраняем.
Здесь был свой цербер, стражник с огненным мечом. Геральту представилась возможность увидеть его в действии. Цербер, невысокий, но могуче сложенный детина, на его глазах отогнал от сада наслаждений худого парнишку. Юноша протестовал - покрикивал и жестикулировал, что еще больше раздражало цербера.

- Тебе вход запрещен, Муус. И ты хорошо об этом знаешь. Посему отойди. Я не буду повторять.

Юноша быстро отступил с лестницы, чтобы избежать толчка.
Он был, как заметил Геральт, преждевременно полысевшим, а редкие и длинные белокурые волосы росли лишь в области темени, что в общих чертах производило впечатление весьма дрянное.

- Драл я вас и ваши запреты! - заорал парнишка с безопасного расстояния. - Вы клиентов не уважаете! И вы здесь не единственные, пойду к вашим конкурентам! Носы позадирали! Выскочки! Золоченая вывеска, а внутри все одно дерьмо на палочке! Вот и для меня вы значите не больше, чем то дерьмо! А дерьмо всегда будет дерьмом!

Геральт немного забеспокоился. Полысевший юноша, хоть и паскудно выглядел, одет был совсем как вельможа. Может не очень богато, но, в любом случае, солиднее, чем он сам. Стало быть, если солидная одежда была определяющим критерием...

- А ты куда, интересно? - холодный голос цербера прервал ход его мысли. И подтвердил опасения.
- Это элитное заведение, - цербер встал, загораживая собой лестницу. - Понимаешь смысл слова? Так сказать, закрытое. Для некоторых.
- Для меня тоже?
- Не одежда украшает человека, - стоявший на две ступеньки выше цербер мог смотреть на ведьмака свысока. - И ты, чужеземец, ходячая иллюстрация этой народной мудрости. Твоя одежда тебя ничуть не украшает. Возможно, какие-то другие скрытые качества тебя украшают, вникать не буду. Я повторяю, это элитное заведение. Мы не принимаем здесь людей, одетых как бандиты. Да еще вооруженных.
- Я не вооружен.
- Но выглядишь так, словно был вооружен. Будь так любезен, отправляйся куда-нибудь в другое место.
- Полегче, Тарп.

В дверях заведения появился смуглый мужчина в бархатном кафтане. Брови у него были кустистыми, взгляд проницательным, а нос орлиным. И довольно большим.

- И будь повежливее, - поучал цербера орлиный нос, - ты не знаешь, с кем имеешь дело. Даже не представляешь, кто к нам пожаловал.

Затянувшееся молчание цербера свидетельствовало о том, что он на самом деле не знает.

- Геральт из Ривии. Ведьмак. Известный тем, что защищает людей и спасает им жизни. Как, например, неделю назад, здесь, неподалеку, в Ансегисе, где он спас мать с ребенком. А несколькими месяцами ранее, в Чизмаре, о том молва шла, убил людоеда-левокрота, сам притом получив раны. Как же я могу запрещать войти в мое заведение тому, кто занимается столь благородным делом? Напротив, я рад такому гостю. И почту за честь его желание нас посетить. Господин Геральт, аустерия "Natura Rerum" приветствует вас. Я Фебус Равенга, владелец сей скромной ресторации.

Стол, за который усадил его официант, был накрыт скатертью. Все столы в "Natura Rerum" - в основном занятые - были накрыты скатертями. Геральт не помнил, когда последний раз видел скатерти в трактире.

Хотя он и интересовался окружением, но не озирался, дабы не выглядеть как провинциал и невежа. Осторожное наблюдение, однако, выявило скромное, но вместе с тем изящное и изысканное убранство. Изысканной, хотя и не всегда изящной, была также и клиентура: в большинстве своем, как оценил Геральт, купцы и ремесленники. Были и капитаны судов, загорелые и бородатые. Не было недостатка и в пестро разодетых дворянах. Пахло тоже приятно и изысканно: печеным мясом, чесноком, тмином и большими деньгами.

Ведьмак почувствовал на себе чей-то взгляд. Когда за ним наблюдали, его ведьмачье чутье сигнализировало об этом немедленно. Взглянул осторожно, краем глаза.
Наблюдающей - также очень осторожно и незаметно для простого смертного - была молодая женщина с лисье-рыжими волосами. Она делала вид, что полностью поглощена едой, чем-то вкусно выглядящим и даже издалека соблазнительно пахнущим.
Манеры и язык тела не оставляли сомнений. Для ведьмака. Он готов был поспорить, что она была чародейкой.
Официант кашлянул и вырвал его из размышлений и внезапной ностальгии.

- Сегодня, - объявил он торжественно и не без гордости, - мы предлагаем телячью голяшку, тушенную в овощах с грибами и фасолью. Корейку ягненка жаренную с баклажанами. Свиную грудинку в пиве, поданную с глазированными сливами. Запеченую лопатку кабана, поданную в яблочном повидле. Утиные грудки на сковороде, поданные с красной капустой и клюквой. Кальмары начиненные цикорием, с белым соусом и виноградом. Морской черт жареный на решетке под сметанным соусом, поданный с тушеными грушами. И как обычно наши фирменные блюда: гусиная ножка в белом вине, с выбором фруктов печеных на противне, и тюрбо в карамелизированных чернилах каракатицы, поданная с шейками раков.
- Если вам по вкусу рыба, - возле стола невесть когда и как появился Фебус Равенга, - то я всячески рекомендую тюрбо. Утреннего улова, разумеется. Гордость и слава нашего шеф-повара.
- Тогда тюрбо в чернилах, - ведьмак преодолевал в себе иррациональное желание заказать сразу несколько блюд, понимая, что это было бы дурным вкусом. - Благодарю за совет. Я уже начинал чувствовать муки выбора.
- Какого вина, - спросил официант, - желает отведать добрый господин?
- Выберите, пожалуйста, что-нибудь подходящее. Признаться, я не очень разбираюсь в винах.
- Мало кто разбирается, - улыбнулся Фебус Равенга. - И еще меньше тех, кто в этом признается. Не беспокойтесь, мы подберем нужный сорт и возраст, господин ведьмак. Не смею более вам надоедать, желаю приятного аппетита.

Пожеланию не суждено было сбыться. Геральту не представилось оказии узнать, какое вино ему выберут. И вкус тюрбо в чернилах каракатицы также должен был в тот день остаться для него загадкой.
Рыжеволосая женщина вдруг перестала заботиться о скрытности и отыскала его взглядом. Улыбнулась. Он не мог отделаться от волнения, и это его раздражало. Почувствовал дрожь.

- Ведьмак, именуемый Геральтом из Ривии?

Вопрос задал один из трех одетых в черное типов, которые тихо подошли к столу.

- Это я.
- Именем закона ты арестован.


* * *

Дата публикации: 2014-01-05 14:33:57
Просмотров: 21685



[ Назад ]
крапан [09.02.2014 в 04:30]
Давайте определимся кобыла у ведьмака или всё таки конь.

Гервант из Лирии [09.02.2014 в 08:15]
Давайте, только надо чтобы кто-нибудь под хвост заглянул

Selevk [16.02.2014 в 16:29]
Здравствуйте. Прежде всего выражаю благодарность за отличный перевод. И, не примите за невежливость, попытаюсь дать пару скромных советов.
"страшно засранный чайками" - такие слова конечно, в ходу у уважаемого АС, но не лучше ли памятник сделать "загаженным"? Сугубо личное мнение.
"Наблюдающей также очень осторожно и незаметно для простого смертного" - я бы переделал в на мой слух лучше звучащую "Наблюдательницу" с вытекающей перестройкой фразы в "Наблюдательницей, также слишком осторожной и незаметной для..."
И наконец, самое полезное из моих "замечаний: У Геральта были только кобылы, только Плотвы. Поэтому не обязательно глядеть ей под хвост.
Еще раз спасибо за перевод и за сайт в целом! Особенно за интервью.

igoanatol [26.02.2014 в 12:05]
"В заполняющей кордегардию мешанине газов кишечные газы уже начинали решительно преобладать."
Может, в мешанине запахов?

Александр [02.03.2014 в 06:50]
Благодарю за перевод !!! очень качественный, но я вижу тут можно делать ремарки и хотел бы сделать одну, в начале главы говорится об Эдемском саде и его охраняет "Цербер с огненным мечем" если автор сделал так, то пусть, но на самом деле по Библии сад охраняет Херувим(страж)с огненным мечем.

Гервант из Лирии [02.03.2014 в 13:58]
Думаю, это сделано специально, чтобы аллегория была не столь прямой.

MaxAlien [02.03.2014 в 20:05]
Немного смутила фраза комендантши, зовущей Гоншорека: "Гоншорек здесь! Гоншорек!". Может быть, там в оригинале какое-то другое слово вместо "здесь"? Возможно, "сюда" или ещё какое?


В оригинале у Сапковского в данной главе тоже используется именно "воняло" несколько раз чуть ли не подряд в тексте?

Ведь может "смердеть", иронично (учитывая какие запахи) "благоухать" и "источать аромат".

Например:
Пальмира благоухала рыбой, стиркой и харчевней <...> / Пальмира смердела рыбой, стиркой и харчевней <...>
Вода воняла и несла шапки плотной пены <...>
Все кордегардии мира источали аромат затхлости, пота, кожи и мочи, а также железа и смазочных масел для него.

MaxAlien [02.03.2014 в 23:11]
Спасибо за оперативную правку.

А что с призывом комендантши подойти чинуше "Gonschorek, sam tu! Gonschorek!", переведённым как "Гоншорек здесь! Гоншорек!"?

Всё же на русском слово "здесь" в данной фразе сильно режет ухо.

Онлайн-словари (я польский не знаю) подсказывают, что "tu" переводится в зависимости от контекста не только как "здесь", но и как "сюда".

Гервант из Лирии [03.03.2014 в 00:37]
MaxAlien
Да, да, все верно, с Гоншореком там ошибочка была.

А вот "благоухать" и "источать аромат" там вряд ли что-то могло )

MaxAlien [03.03.2014 в 01:00]
Гервант из Лирии, разбавили "смердением" и стало лучше.
Как ирония к тем ароматам могло, но это уже было бы отступление от авторского текста.

Ещё раз спасибо за оперативные правки и что слушаете читателей.

MaxAlien [12.04.2014 в 23:35]
Natura Rerum (лат.) — «Природа вещей».

Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Для воина не бывает покоя, его война не закончится никогда.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Июнь 2017: Новости | Статьи
Май 2017: Новости | Статьи
Апрель 2017: Новости | Статьи
Март 2017: Новости | Статьи
Февраль 2017: Новости | Статьи
Январь 2017: Новости | Статьи
Статистика