Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7847
Комментариев : 25
Реклама

Цереброфил-Хамелеонка (Dajana Sherer)


Из дневника чародейки Трисс Меригольд, Тринадцатой с холма.
10 октября 1241 года, вечер, Третогор, королевство Редания, личные палаты в купеческом квартале.
… Раз уж выдалось таким образом скоротать время и написать в свой дневник пару строк, то упомню об одном создании, само существование которого ставилось под сомнение, как и всеми более-менее известными чародеями мира, так и вообще даже самым последнем кметом. Речь скорее о существе из легенд и сказок.
Но моя подруга, чародейка Ирдина Мейн из Цидариса, что уже давно не видела моря, постоянно пропадая в каких-то авантюрных путешествиях, в конфиденциальном разговоре о том, что ей довелось-таки убедиться в существовании гигантской бабочки-мозгососки. Название так себе, Ирди никогда не отличалась остроумием. Но основное достоинство этой бабочки, размахом крыльев значительно шире самого крупного грифона, а расцветкой затмевающей самых красивых зерриканских махаонов, не в том, что она сосёт мозги.
Причём сосёт она мозги истово, только этим и занимается, прокармливая тысячу и одну маленькую личинку. Выбирает жертву отдельно идущую — подлетает к ней сзади, валит на землю, хоботком, острым и прочным, пробивает жертве череп и насыщается.
Так вот (что-то я отвлеклась) безусловным достоинством мозгососки является то, что она невидима. Истинная маскировка, многие её жертвы даже не подозревали, кто охотится на них. И это её свойство пребывает с ней всегда, она как хамелеон подстраивается под цвет окружающей действительности. Истинную расцветку — это буйство красок и прекрасные узоры можно разглядеть только тогда, когда бабочка питается. Изумительные карминовые узоры на крыльях, изумрудные потоки света и цвета, врезающиеся в эти узоры, продолжающиеся там, где начинались, и заканчивающиеся нигде.
Приложу магический отпечаток картинки, которой добродушно подлилась со мной Ирди… Хех, то ли колдовство сегодня шутит злые шутки с ведьмами, то ли моё очередное увлечение не даёт мне сосредоточиться, но … рисунок получился чёрно-белым, да и ладно, всё равно эти узоры надо видеть, словами и образами этого не передать.
Так вот из хамелеоновых желез мозгососки можно извлечь такой экстракт, который затмит даже glamarum из поскрипа, т.е. мандрагоры. Если Ирди поделится со мной, то Йеннифер обзавидуется точно.
Ведь живёт эта редкая бабочка-переросток в диких джунглях Офира, а там аборигены уж и слыхом ни о каком зелье красоты не слыхивали. Ещё одна мысль: учитывая, что эта мозгососка редко встречается (иначе бы о ней было бы известно ещё шире, да и бед бы она немалых принесла), то скорее всего — она пришла из другого мира несколько сот лет назад, во время так называемого Сопряжения Сфер. Причём люди или кто-то очень похожий на них, эльфы, например, в этом мире были, потому что мозгососка включила только их мозги в свой рацион.
Да, других мозгов она не жалует. Ирди рассказала, что наняла ведьмака, имя не запомнила, запомнила только то, что тот был не из школы Волка и не с белыми волосами, вроде бы даже и не из Каэр Морхена, может даже кто-то из одумавшихся ренегатов, впрочем, имя его здесь не имеет никакого значения. Так вот, после многочисленных попыток подложить овцу как приманку или бритую наголо обезьяну, одетую в человеческую одежду, бабочка отказалась прилетать полакомиться. Причём все эти манипуляции ведьмак и чародейка проводили в опасной близости от логовища, кишащего личинками. Или не кишащего. В общем логовище какое-то определённо было. Даже местный дурачок вызывался послужить для блага деревушки. Но не тут-то было.
В итоге ведьмак поговорил кое с кем, прикинул, послушал историю о том, что каждый год аборигены приносят человеческую жертву Духу Благодатного Ливня— понял, что без этого не обойтись. Ирди не рассказывала, откуда они взяли «расходный материал», но учитывая то, что она обзавелась-таки экстрактом, то откуда-то они его взяли.
Бабочку удалось убить, отрубив её мощную голову, сидящую на тонкой шейке. Тварь не была готова к тому, что её будут рубить острейшим ведьмачьим серебряным мечом, и когда она пыталась дать дёру, взмыв в воздух, ведьмак ударил примитивным огненным Знаком Магии, но не попал, лишь чуть-чуть опалил бабочке крылья.
Голова мозгососки уже лежала на траве, хоботок ещё подрагивал, перекачивая серое вещество «материала», но и хамелеоновые железы ещё работали — бабочка медленно сливалась с ландшафтом , чтобы улететь на какой-нибудь горный склон и там радостно сдохнуть, чтобы её никто и никогда и не нашёл.
Ирди нашлась что сделать, потому что уж очень хотелось утереть нос столичным модницам, да и деньжат подкопить на этом экстракте – она не очень любит научные исследования, такая вот разновидность чародея — уличной торговки, да и жахнула по бабочке радужной молнией primo incantatem. Дальше уже никто не полетел.
Ведьмак тем не менее своего не упустил, во-первых, получил деньги, во-вторых, нарезал с мозгососки каких-то одних ему ведомых ингредиентов (гигантские насекомые, те которые прошли через Сопряжение Сфер на удивление одинаково устроены, даже Костец, который хоть креатура и самодельная, но всё же насекомое — но это не моя вотчина). И в третьих, наверное, трахнул-таки Ирди, поскольку слаба она на это дело, очень слаба, аборигены в этих делах, насколько я знаю, не преуспели, а вот ведьмаки очень-очень даже...
Всё, хватит. Надо выходить на связь и выкупать эссенцию, потому что она ещё и болтушка та ещё, наверняка об этом знаю уже не только я, а ещё и половина Северных королевств. Деньгами её не очень-то и прельстишь, тем более запросит за одну баночку, как за три полновесных меры glamarum, вот, может быть, голова василиска сойдёт? Некоторые современные косметические исследования доказывают, что из горловой жилы получается изрядного качества раскрывающая поры мазь. Вот и посмотрим, насколько Ирдина Мейн идёт в ногу с современными косметическими исследованиями.
А бабочка? Да, жалко бабочку, потому как если чародейское братство прознает по экстракт, то в офирских джунглях этих бабочек совсем не станет, и аборигены будут недоумевать, почему Дух Благодатного Ливня в урочный час не принимает свою жертву... надо сказать, что эта эссенция не из бабочки а из испражнений гигантского ленивца. Хи-хи, может и не позарится никто.

В этот год Трисс Меригольд не получилось попасть в Офир, не получилось и в следующий. Вскоре война с Нильфгаардом смешала все народы в битвах за жизнь, и монстры: гули, гравейры, фледеры и может быть даже и мозгососки с удовольствием употребляли человечьи колосья, скошенные войной. Но со временем чудищ становилось всё меньше, всё реже слышно было о них как и в последних слухах в таверне, так и в чародейских описаниях. Исчезли монстры, вслед за ними исчезли и ведьмаки, которые, помимо чародеев, обладали наиболее точными и детализированными знаниями как об эндемичных врагах человеческой расы, так и о пришельцах-приблудах их других Сфер. Не один десяток лет никаких сообщений о таком реликте, как гигантская бабочка-мозгососка не поступало. Некоторые исследователи настаивают на том, что в биографии Ирдины Мейн, было слишком много белых пятен, а её психологический портрет не располагал к полной и достоверной передаче правды. Запись в дневнике Трисс Меригольд являлась бы единственным документальным свидетельством, чего не слишком достаточно для классификации биологического вида, если бы не описания, составленные предводителем вооруженного отряда из Нильфгаардской Империи, Выэр аэп Даги, который в 1518 году искал легендарный Нефритовый Череп в джунглях Офира. Цитата из его дневника: «14 августа. Рано утром мы наткнулись на мерзостную, жуткую и странную поляну. Мы бы и прошли мимо, уж больно поляна неприметная, да только вонь от падали чуть глаза не резала. Полянка, подернутая утренним туманом, больше напоминала могильник: сыро, промозгло и повсюду человеческие тела. Одни полуразложились (и смердели), от других только скелеты остались, но была парочка и совсем свежих, нетронутых трупов, разной свежести, короче. Да и трупы были разные: полуголые туземцы в основной массе, с десяток наемников, а двое вроде как ученые даже. Видать, убивец был неразборчивым. Но что стоять да думать. Я приказал обыскать мертвяков, вдруг что и попадется полезное, нам-то всяко нужнее, чем им. Ребята с опаской, но разбрелись по поляне. Сам подошел к ближайшему трупу, благо, одному из свежих, срезал с пояса кошель. Кошель был пузатый и приятно хрустел в руке плотно сложенными в нем монетками. Я тогда еще подумал, что коли человек лихой убийствами да грабежом промышлял, то такого пузанка вряд ли б пропустил. Ребята тоже с пустыми руками не оставались, о чем свидетельствовали их радостно-матерные крики. Обрадованный, перешел к следующему покойничку, тот лежал со вспоротым животом, вывалив кишочки на просушку, поморщился, но, заприметив мешочек на поясе, уже нагнулся, чтоб и его у себя приютить, как вдруг кишки этой падали зашевелились, и из них выползла огромная, с молодую кошку, гусеница, толстая, бледно-зеленого цвета, вся в трупной слизи. Видимо, ребятам тоже «посчастливилось»: я снова услышал их матерные крики, только уже совсем не радостные. Я раздавил гусеницу, она утробно хлюпнула под каблуком и резко негромко заверещала. Некоторые ребята последовали моему примеру, и скоро верещала вся поляна, верещала жутко, с присвистом. Нетронутые мертвяки начали двигаться, исторгая из себя новых и новых гусениц, и мы решили убраться с чертовой полянки от греха подальше».
По-видимому, Выэр аэп Даги наткнулся на личинок Цереброфила-Хамелеонки. Из его рассказа ясно видно, что на этой стадии они трупоедствуют. Бабочка-родитель же заботится о них, принося им пищу. К сожалению, в своем дневнике нильфгаардец ничего не написал о численности гусениц, так что мы можем лишь догадываться о размерах одной кладки. Также ничего не известно о стадии куколки этого удивительного существа. А вот об образе жизни начальных месяцев (а может и лет) бабочки можно судить по следующей дневниковой записи Выэра аэп Даги: «8 декабря. Чертов дождь не перестает. Льет уже третий день. Сегодня наткнулись на странный труп: череп пробит, мозга нет, тело полностью обескровлено и… припорошено бабочками, их штук 20, не меньше, большие, мокрыми уже бесцветными крыльями слово облепили труп, все мертвые. Эти джунгли сведут меня с ума». Таким образом, можно с большой долей уверенности говорить о том, что Цереброфил-родитель заботится о молоди и на этой стадии, выпивая мозг жертвы, кровь оставляя потомству, но, видимо, не всем особям подходит всякая кровь, оттого такой высокий процент смертности, также на этой стадии вполне возможны естественные враги, т.к. молодь по размеру чуть больше обычного махаона. Любопытно и то, что, местное население, видимо, уже давно соседствует с Цереброфилами:
Выдержка из записей фольклориста, работавшего в офирском племени Гереро:
«Народная примета: увидеть вокруг себя больших, полупрозрачных бабочек – к смерти, скорой и неминуемой. По-видимому, альтернатива нашей приметы о крике козодоя».

Чес Камм, библиограф-исследователь Третогорской библиотеки.

Дата публикации: 2011-10-26 11:55:45
Просмотров: 3454



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Есть итальянская пословица “Traduttore - traditore”, “Переводчик - предатель”. Так иногда и получается.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Сентябрь 2019: Новости | Статьи
Август 2019: Новости | Статьи
Июль 2019: Новости | Статьи
Июнь 2019: Новости | Статьи
Май 2019: Новости | Статьи
Апрель 2019: Новости | Статьи
Статистика