Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7885
Комментариев : 25
Реклама

Корпиклан (Петр Чабан)


28 день


Корпиклан.jpg


День 13.
- Восхитительно! Просто потрясающе! – кричал смешной человек в мешковатой одежде и огромных очках, прыгая и тыча сачком в огромную бабочку. - Взгляните же! Размах крыльев ну никак ни меньше полуметра! Nota bene – этот вид еще не описывался никем и никогда, уважаемые коллеги!
«Коллег» сие зрелище не вдохновляло. Подавляющее большинство из них тупым оцепенением смотрело, как не в меру счастливый профессор чудом разминулся с крапауком у него под ногами. Что отнюдь не радовало – ведь подавляющее большинство этого подавляющего большинства отвечало за жизнь профессора головой. И причем своей.
Один из них, высокий жилистый человек в высоких кожаных сапогах и охотничьей куртке, вскинул арбалет и выстрелил в шипастого эндемика. Крапаук дернул лапкой и затих.
- ПРОФЕССОР, МАТЬ ВАШУ! – очнулся коренастый человечек рядом со стрелявшим. – СМОТРИТЕ ПОД НОГИ… - тут он добавил пару краснолюдских ругательств. Профессор, растерянно оглянувшись, оценил ситуацию, покраснел, и, пробормотав извинение, поплелся обратно в колонну.
- Теряю сноровку, теряю… - бормотал коренастый, утирая лицо платком. – Если бы не ты, по воле этого слизня нас бы поставили к стенке.
- Перестань, – голос стрелка был тих, но выразителен, - мы плетемся по этому болоту уже две недели. Не мудрено проглядеть такую… мелочь.
- Ха, мелочь! – коротышка улыбнулся, ибо понял сарказм. Он и его собеседник слишком долго охотились на разную нечисть, чтобы не знать, что яд крапаука убивает мгновенно. – Знаешь, Василь, если этот гад еще раз выбежит из колоны, я ему оторву ноги. И плевал я на заказ.
Василь улыбнулся. Его товарищ давал это обещание уже в сотый раз. Стрелок потянулся и бросил взгляд на колонну. Всего тринадцать человек, навешанных самым разнообразным скарбом, из них пять – охотники, не включая его и коротышку. Василь в который раз подумал, что же такое совершил профессор, что Оксенфуртская академия расщедрилась на спонсирование затяжной экспедиции, да еще наняло семеро опытнейших проводников.
- Маг, - обратился он к коротышке, - лучше смотри, чтобы шестерки профессора не утонули в той луже.
Маг с криком бросился вытаскивать погрузившегося по пояс в грязь студента, которого стрелок с нескрываемым презрением именовал «шестеркой». Маг как раз отчитывал того, брызгая слюной и страшно богохульствуя, а профессор размеренно диктовал своему ассистенту:
- Lepidoptera… хм… Magna, пока так и оставим. От сего дня, это уже двухсот четырнадцатый вид, неизвестный науке, открытый нашей экспедицией в болоте Ийсгит. Характерной особенностью этого вида является…

День 14.
- Что это за черт подери такое? – нервно пробормотал Олав, сжимая меч.
- Заткнись и следи за обстановкой! – прошипел Василь, поглаживая арбалет, хотя охотник лишь озвучил его собственные мысли.
Они пробрались так далеко, как никто и никогда. Даже ведьмаки старались не лезть лишний раз в Ийсгит, не говоря уже о обычных, пусть и опытных ловчих, к коим относился Василь сотоварищи. Но звон оксенфуртского золота сделал свое дело – маленькая группа, под зычную ругань Мага и стоны студентов, прошла через болото почти что насквозь, выйдя в девственные, неисследованные края. Обманчиво ровные, почти что гладкие торфяные поля, сулившие смерть всякому, кто ступит в их зыбучие просторы, оттенялись маленькими островками, буйно заросших ивами и ежевикой.
- Твои предположения? – Маг подкинул боевой топор и удобнее перехватил древко. – Идем назад или…
- Назад поздно, - вздохнул стрелок. – Как думаешь, это…
- Похоже на логово, или я император Нильфгаарда!
Перед ними расстилалась вычищенная сухая площадка – в топи явление почти что фантасмагорическое - обросшая со всех сторон чахлыми деревьями и камышом, скрывающими ее от постороннего взгляда. Попасть в такое место можно было лишь случайно – что и произошло, во многом снова благодаря азарту первооткрывателя профессора. Тот теперь стоял посреди площадки, растерянно моргая.
Концентрические окружности, сложенные из камней, костей животных и листьев, были раскиданы то тут, то там. Василь поежился. Каждый из его подчиненных был опытным охотником, тот же Олав, хоть и был самым младшим, уже имел на своем счету забитого взрослого риггера. Просто никто из них никогда не видел существ, живущих в геометрически правильных, спирально закрученных гнездовьях.
Василь с Магом подошли к профессору, то же сделали и остальные. Лысый академик был явно занят подсчитыванием кругов.
- Вы… - начал было Маг, но профессор властным жестом, удивительным при тщедушной фигуре, остановил его.
- Всего четыре маленьких и две больших. С учетом распределения гнезд, а я осмелюсь предположить, что это именно они и есть, на площадь, диаметром маленьких около метра-полтора и больших около двух с половиной, плюс наличие мелких костей, мы имеем дело со стайными животными, не очень крупными, и, вероятно, представляющими опасность только в большом количестве.
- Пара волков может разодрать путника на коне. Брешете, мол, а сами, вась-вась, в лесу не ходили один, - пробурчал бородатый охотник по имени Стендаль.
- Не спорю, - насупился уязвленный профессор, поправляя очки. – Но, видите ли, уважаемый, волки обычно едят не людей и лошадей, а животных вроде лосей или оленей. Здесь, в топи, крупных травоядных нет – большим хищникам было бы очень трудно здесь выжить.
- Не скажите, уважаемый, - Василь издевательски поддел мыском сапога длинную кость, - вот ваш олень. А там, чуть подальше, коровий череп.
- Случайность. Они могут питаться и падалью.
- И тащить эту падаль через болото?
- А как вы еще это объясните? Существо, охотничий ареал которого составляет несколько десятков километров – ровно столько до ближайшего леса, не могло бы так долго оставаться вне внимания ученых! Да его размеры должны быть тогда такими, что не заметить его было бы просто невозможно!
- Слушайте, вы… - Стрелок с чудовищным усилием подавил желание назвать профессора идиотом, - …Надо уходить, большие это или мелкие твари, я не хочу находиться в их гнездовье дольше положенного. Нельзя…
- Василь! – прошептал Маг.
Василь замолк. Сразу. И почти сразу понял, что привлекло внимание Мага. Насекомые не стрекотали. Птицы не пели. Повисла странная тишина. И только на грани слышимости доносился какой-то странный свист….
- В тех кустах, - кивнул Олав.
- Что происходит? – забеспокоился профессор.
- Заткнитесь, - в унисон бросили охотники.
Василь не увидел ничего необычного в кустах. Сделав к ним шаг, он, однако, отметил, что свист стал чуть слышней, да и тональность его стала чуть более… угрожающей, что ли. Стрелок подтянул арбалет и сделал еще один шаг вперед. Роща как роща, одни ветки, трава, да какие-то маслянисто поблескивающие шары… Стрелок содрогнулся. Ну да, шары. Глаза, темно-красные, без белков и зрачков, сверлили его, лишая воли, парализуя, заставляя дрожать колени. Василь с удивлением обнаружил, что близок к панике. И что не может оторвать взгляд от глаз в кустах. Их обладатель оставался невидимым под прикрытием листвы, но охотник начал различать контуры тела. Медленно подняв арбалет – хотя и так было понятно, что ни одно из живших тут существ никогда не видели человека, да и его оружия, чтобы испугаться – он прицелился прямо между глаз. И выстрелил.
На него из зарослей ломанулось что-то омерзительно белесое, с такой скоростью, что он не успел увернуться, и повалило на землю. Охотник начал было отбиваться, но потом понял, что атакующий перескочил через него. Было слышно, как вопят профессор и его помощники, и как страшно ругается Маг. Василь поднялся. Существо было мертво – со стрелой в голове недолго побегаешь, особенно если в придачу к ней из вас торчат боевой топор и пара мечей. Стрелок подошел. Тварь оказалась размером с крупную собаку, и обладало странными, трехсуставными конечностями, с двумя пальцами, резко обособленными от третьего.
Маленькие уши плотно прижаты к голове, а жуткие глаза были открыты даже после смерти. Вместо рта у существа было нечто вроде сосательного приспособления пиявок, вне сомнения, использовавшегося по тому же назначению – существо лежало на «шестерке» профессора с разорванной шеей.
- Похоже, у него был болевой шок, - Олав пнул тварь, - вот он и вцепился в бедолагу. Тебе повезло, шеф.
Василь с этим спорить не стал.

День 16.
Они возвращаются к закату. Странный запах разлился по Дому – с таким никто из них еще не сталкивался. Главный выходит в центр. Здесь кто-то был. Повсюду следы – непонятной продолговатой формы. А еще была кровь. Сладкая на вкус и красная, которую, видимо, оставил кто-то из пришельцев. И черная и горькая, такая же, как и кровь Главного, но принадлежавшая Малому. Рожденный совсем недавно, слишком слабый, чтобы охотится сам, он остался ждать стаю. Но другие пришли раньше.
Главный гневно и тоскливо шипит, и остальные чуть пятятся от него. Чуть в отдалении – непонятный холм, пахнущий кровью, красной и сладкой на вкус. Пара мощных движений – и Главный вытаскивает из земли странное существо, на шее которого запеклась рана. Вот кто они! Главный принюхивается к падали, то же делают и другие. Никогда не видели они такого существа, и мотивы их им непонятны.
Главный слышит горький, тоскливый вой. Мать зовет Малого, ждет отклика. Ничего, только тишина. Останков Малого они не находят, хотя ищут очень тщательно. Значит, он с другими. Может, он еще жив.
Главный созывает стаю. Запах пришельцев ведет на запад – туда, где они еще никогда не были. Время пришло. Главный бесшумно скользит по следам пришельцев, и остальные следуют за ним в темноте.


День 18.
- Я все никак не могу понять, как он уговорил тебя забрать эту гребанную тварь с собой, - процедил Маг, перекидывая грязный сверток с одного плеча на другое.
Стрелок промолчал. Оправившись от потрясения и горя за убитого студента, профессор воспылал желанием доставить труп монстра к ближайшему набивщику, дабы чучело оного служило доказательством успеха экспедиции. Никакие убеждения Василя не повлияли на решение академика, вдобавок, тот весьма неэтично намекнул, что-де платят охотникам из кармана высшего ученого совета, да и вообще глава экспедиции – он, профессор.
Намек на то, что охотникам могут не заплатить, оказался решающим в споре. Но легче от этого стрелку не становилось.
Единственной победой стрелка можно было считать то, что он убедил профессора вернуться назад и прервать путешествие.
Черная кровь чудовища омерзительно пахла.
- Просто поверь, что другого выхода не было, - пробормотал Василь и двинулся вперед.

День 19.
- Шеф! Шеф! – закричал Олав.
- Что еще, черт подери! – прорычал Василь, думая, что профессор или его студенты снова вляпались. Он посмотрел на лицо парня и понял, что проблемы еще серьезней. – Говори!
- Хуго…
- Что с ним?
- Его нет. Он шел замыкающим…
За весь день они так и не смогли найти пропавшего охотника. Маг склонялся к мысли, что Хуго нашел неудачное место, чтобы справить нужду, и утонул, и Василь был вынужден с ним согласиться, хотя его все равно мучили неясные подозрения…

День 23.
- Дневник, запись 1594. Сего дня, я, профессор Оксенфуртской Академии, доцент факультета Естественной истории Евронимиус Боле, делаю эту запись.
Мой ассистент сегодня пропал, и, к моему величайшему неудовлетворению, глава охранной группы не предпринимает попыток найти его. За прошедшие четыре дня это – уже четвертая потеря. По человеку за день. Без вести исчезли еще два моих студента и охотник. Господин Василь стал не в меру раздражителен, и просил меня выбросить превосходный образчик Korpiclaani Bole, открытого мной неделю назад. Более того, меня оскорбил его протест против препарирования существа не в палатке, как я делал до этого, а на свежем воздухе.
Сегодня, еще раз обследовав труп существа, я установил, что они имеют голосовой аппарат весьма необычной формы, что позволяет им общаться в едва слышимом диапазоне на огромных расстояниях. Чем-то мне это напоминает способ летучей мыши ориентироваться в пространстве, хотя данная аналогия не совсем верна. Тот свист, который мы слышали при первой встрече с существом, вероятно, был предупреждающим сигналом. По просьбе главного охотника, я проанализировал зрительный аппарат существа. Химерические построения этого мужлана о том, что существо пыталось его загипнотизировать, я отметаю как несостоятельные. С другой стороны, он также отмечает изменение тональности свиста существа, что, вкупе со зрительным контактом, могло повлиять на него.
Эти существа, похоже, являются холоднокровными, что позволяет им долгое время обходиться без еды, которая, как я выяснил, состоит главным образом, из жидких и мягких тканей, но существо такой комплекции, как образчик, вряд ли смогло бы одолеть взрослого человека. Печальный случай, произошедший в день получения образчика, лишь доказывает, что у Kor. B. понижен болевой порог, и смерть моего студента вызвана им самим - мне кажется, существо пыталось убежать, а мой студент очень неудачно встал у него на пути. Получив «трамплин» в виде споткнувшегося главного охотника, существо сумело дотянуться до шеи бедняги. Жаль, жаль.
Личное замечание. Уже два дня, как я слышу весьма мощный вибрирующий свист. Это не насекомые или птицы, ибо по непонятным мне причинам они исчезли. Этот звук особенно четко я слышал, препарируя образчик сегодня днем. Я ничего не заметил. Нет, заметил, но, скорее всего, мне просто померещилось от усталости. На секунду в зарослях я увидел глаза, подозрительно напоминавшие таковые у Kor. B., но куда больших размеров, почти что с чашку. Они тут же исчезли. В пользу того, что это была галлюцинация, стоит отнести и то, что у меня случился приступ необъяснимой истерики и паники. Очень обидно, что, исчез образчик. Я уверен, его все-таки выкинули охотники, хотя они клятвенно утверждают, что не делали этого.
Сейчас я снова слышу этот свист, подозрительно близко к моей палатке. Видимо, мое состояние ухудшается. Пожалуй, стоит подышать свежим воздухом перед сном, ведь, как я говорил, образчик Korpiclaani Bole размером с лошадь, сидящий перед моей палаткой, является лишь зрительной галлюцинацией, как и этот жуткий свист. Закрою глаза и буду считать, пока наваждение не рассеется. Раз…

День 24.

- У нас проблемы, - Василь был смертельно бледен и устал. – Если верить записи профессора, то кое-кто очень нами недоволен. Очень и очень
- Оно забрало свое,- Стендаль сглотнул. – Стал быть, теперь отстанет?
- Скажи об этом им! – вяло махнул Маг рукой в сторону лагеря.
Предыдущей ночью Василь, Маг, Стендаль и Олав провели в засаде, карауля сами не зная кого. Они никого не увидели и не услышали, за исключением тихого, едва различимого, шипения в стороне лагеря, двинуться куда тот час же они побоялись. Что, вероятно, и спасло их. Пересилив себя и вернувшись в лагерь спустя час, они не застали там никого. Вещи были не тронуты, но людей не было. Кроме трупа профессора, внутренности и ошметки которого с жуткой тщательностью были раскиданы возле палатки, ничто не указывало на то, что ночью в лагере что-либо происходило.
- Мы в 4 днях от цивилизации. Если поторопимся, не будем останавливаться, выйдем к деревушке бортников. Там можно будет найти лошадей, - Маг лихорадочно вытирал лицо платком.
- Просто бежать! Бежать! – Простонал Стендаль и поднялся.
- Сядь! - Василь вскочил, готовый схватить потерявшего голову охотника. – Все хорошо, Стендаль. Присядь. Тебе плохо.
- Да! Мне плохо! – истерично вскрикнул охотник. – Они лезут в мою голову! Этот свист!
Охотник спиной отступал к небольшому бочажку.
- Они все время кричат! Я слышу! Слышу! Вы тоже, просто не понимаете! Не понима…
Три оставшихся охотника замерли, когда несуразно длинная конечность с тремя суставами высунулась из бочажка и утянула под воду Стендаля. Мужчины побежали очертя голову. Остановились, лишь когда бежать больше не было сил, а сумерки спустились на землю. Все трое были целы, хотя, кроме оружия, они больше ничего не захватили – сказалась многолетняя привычка.
И вдруг Василя осенило. Он понял, о чем говорил убитый. Они отбежали достаточно далеко, чтобы на сознание перестало давить, будто огромным молотом, что-то такое, что не отпускало их последние несколько дней. Свист прекратился.
- Они кричали на самом деле.
- Я это уже понял, - прохрипел ему в ответ Маг.
Они не остановились на привал и пошли дальше.

День 26.
Уже два дня как в бреду, они брели и брели, останавливаясь на привал лишь пару раз. Олав потерял топор Мага, когда тот вытягивал его из трясины. Все трое с тупым онемением смотрели, как оружие уходит под воду. В качестве компенсации парень отдал коротышке свой меч, но тому, похоже, было все равно. К вечеру, осмелев настолько, чтобы разжечь небольшой костер, они уселись, чтобы поджарить ворону, которую подбил в полете Василь. Пережевывая жесткое мясо, никто из них не проронил ни слова. На ночлег они устроились, сев спиной друг к другу. Никто из них не питал иллюзий насчет того, что жуткие твари оставили их в покое.
С того момента, как они зажгли костер свист возобновился.

День 27.
К полуночи, они почти добрались. Впереди были даже различимы огни деревушки. Охотники, отощавшие и грязные, были этому совсем не рады. Существо, как две капли воды похожее на то, что они встретили две недели назад, сидело перед ними, перекрывая дорогу к спасению. Все бы ничего, если бы, как метко отметил в своем дневнике профессор, оно бы ни было размером с кобылу.
Оно просто сидело, уставившись на людей огромными, темно-красными маслянистыми глазами. Люди, как и существо, были абсолютно неподвижны.
Главный смотрит на чужаков. Он понимает, что они идут к гнезду – к своему гнезду. Они изуродовали Малого, они убили и сожрали его внутренности. Им нет пощады.
Василь не смотрел на тварь. Он помнил, что чуть не потерял голову, пока возился с детенышем, и не хотел проверять, что будет, если он решит поиграть в гляделки со взрослым.
Главный внимательно следит за чужаками. Их, как и любую добычу, оказалось легко оглушить. Кроме одного. Он не смотрел. Почему?
Собравшись с силами, стрелок легонько пнул под бок Мага и прошептал:
- Меч. Доставай меч. У тебя единственного осталось оружие.
- Я… не… могу… - проскрежетал охотник, не в силах оторваться от морды чудовища.
Главный понял. Тот, что не смотрит, знает, что пути назад не будет, если он будет оглушен. Наверняка, именно его Малой пытался оглушить, поэтому он и предупрежден. Теперь мать сможет отомстить сполна за детеныша. Главный шипит и подает сигнал стае, и те, скрытые деревьями, отступают, давая дорогу матери, чью ярость ощущает даже Главный.
Василь не раздумывал дважды. Рванув ножны с пояса Мага, он толкнул товарища в сторону твари. Тот взревел, но не удержался на ногах и свалился прямо под лапы существа. Движение головой – и монстр присосался к охотнику, превращая его в высохшую мумию буквально на глазах.
Стрелок и Олав бросились бежать. Мальчишка рванул куда-то вбок, тогда как Василь продолжал бежать прямо к деревне. Мягко, по-кошачьи, перед ним приземлилась еще одна тварь. Меньше раза в два, чем предыдущая, эта, была, видимо раза в два раза агрессивнее, так как сразу потянулась лапами к стрелку. Василь едва успел вытянуть меч и полоснуть тварь по лапе, и все же был откинут ударом на пару метров назад. С трудом поднявшись и лишь чудом увернувшись от пасти монстра, он наобум рубанул мечом и отскочил, пытаясь прийти в себя.
Монстр, помимо раны на лапе, лишился глаза. Он уселся и замер так неподвижно, как будто был статуей. Василь насторожился. Такая странная перемена поведения его смутила и испугала.
Приглядывая за существом и пытаясь не смотреть в единственный оставшийся глаз, стрелок нащупал камешек под ногами и кинул в тварь. С мерзким чавканьем он отлетел от нее. Существо продолжало оставаться неподвижным.
Василь чуть приблизился к монстру. И еще чуть-чуть. Теперь он мог достать его кончиком меча. Василь приподнял оружие, и тут тварь кинулась на него. Длина лап и лишний сустав позволяли ей достать человека так, как он не ожидал – под мечом и в живот. Василь вскрикнул, согнулся, когда когти полоснули его, чувствуя, что что-то длинное выпадает из него на землю, как штаны и сапоги внезапно наполнились кровью, и ударил мечом. Поздно – существо схватило его руку и сломало, как соломинку. Василь завопил от боли. В следующую секунду тварь наклонилась к нему и вцепилась зубами в лицо.

День 28.

Бортники стояли на пороге избы, в которую перенесли умершего. Была тихая ночь, и убывающий месяц еще давал немало света. Словом – тишь да благодать. Недалеко на привязи стояли три кобылы.
- Слых, Друзь! Что с ним?
- Неа, не выжил мальчонка. Вишь, как побледнел!
- Люди говорили, что за сердце хватался. А до того еще в бреду рек, что, мол, кто-то кричит, что кто-то его найдет. Василя звал, профьесора материл.
- Сам-то сказал, как зовут?
- Ага. Прибужал когда, воды попросил. Сказал, Олавом кликать. И потом упал в горячке.
- Нехорошо. Полночь еще, непонятно, какого он вурдалака увидал.
Бортники еще постояли немного на пороге избы, а потом разошлись. Заходя к себе в дом, Друзь было подумал, с чего ему мерещилось, что на привязи стоят три кобылы, а не две, и тот странный, едва слышный, чуть вибрирующий свист….

Дата публикации: 2011-10-26 11:50:10
Просмотров: 4720



[ Назад ]
Glyk [20.11.2011 в 08:25]
Круто очень и рисунок и расказ

Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Я - фантаст, но живу в реальном мире и пишу о реальных проблемах, которые тревожат людей. Можно избежать политических намеков, но люди их все равно найдут. Так я лучше введу их сознательно.

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Ноябрь 2019: Новости | Статьи
Октябрь 2019: Новости | Статьи
Сентябрь 2019: Новости | Статьи
Август 2019: Новости | Статьи
Июль 2019: Новости | Статьи
Июнь 2019: Новости | Статьи
Статистика