Реклама
Опрос
Как вам фанатский перевод "Сезона гроз"?

Великолепно, блестяще сохранен авторский стиль.
Хороший, добротный перевод, читать можно.
Так себе, явная любительщина, многовато ошибок.
Отвратительно, полная халтура, невозможно читать.
Не читаю, подожду официального перевода.



Результаты
Другие опросы

Голосов: 7731
Комментариев : 25
Реклама

Liana 25 Сен 01 20:34 Cообщение № 14948


А все – ежики виноваты… ;)
Считать Джеррета исключительно злобным ворлоком было вдвойне несправедливо. Потому что именно два добрых дела он совершил за последнее время, или невремя? Спасение кошек с детенышами и дракончиками уже само по себе далеко выходило за рамки обычной ворлочьей злобности. Но неожиданный приступ добродушия простерся еще дальше. Когда луч, по которому летел ворлок, упрятав в карман 717-того, неожиданно прервался, Джеррет имел все основания для недоброго настроения, особенно по поводу исследователей пирамиды, которых в нее так не вовремя занесло. Но, тем не менее, он не стал возвращаться и метать громы и молнии по поводу нарушения своих планов, а двинул в прошлое, движимый заботой о Шныре. Или – не заботой? Отправлять боевой вирус в прошлое своего же мира – действие достаточно опасное, ведь, после того как вирус вволю порезвиться в прошлом, в настоящем-то и мира никакого может не оказаться, не говоря уже о таких мелочах, как какой-то замок. А место своего периодического проживания ворлок все-таки ценил.
Убедившись в относительной безобидности Шныриных деяний в прошлом, Джеррет занялся своими ворлочьими делами. Куда летали Джеррет с черным драконом так и останется тайной покрытой мраком, потому что, как только ворлок, засовывая алмаз во второй карман, вспомнил про притихшего дракончика, который как раз настроился на локализацию своего местонахождения в пространстве и времени, он тут же мощным темпоральным щелчком под хвост отправил 717-того обратно в Каэр Морхэн. И совсем уж мелочь, что Джеррет немного напутал - или не напутал? – с синхронизацией прошлых и настоящих событий, и получилось, что дракончик успел вернуться в Каэр Морхен настоящего задолго до того, как ворлок материализовался в прошлом. И принял весьма непосредственное участие в отправление Дыдлика с Виллианой в прошлое, что в свою очередь сыграло не последнюю роль во встрече Джеррета с Черным Блеском именно при тех обстоятельствах, при которых они встретились. Хотя в данном контексте понятие времени и очередности событий уже совершенно утрачивало свой смысл.
Но у этой небрежности оказалось одно весьма любопытное последствие. Когда Ворлок с Черным Блеском пролетали мимо корабля, их засекли бортовые системы слежения и даже занесли эту информацию в банк памяти. Совершенно случайно получилось, что очередной раз помогать Филу разбираться с компьютером полетел именно 717-й. И наблюдение за летящим ворлоком натолкнуло его на мысли – очень нехорошие мысли.
Во-первых, из донесений драконьей слежки было почти доподлинно известно, что ворлок некоторое время скрывался от Гомеостатического Мироздания в образе ежика.
Во-вторых, и эту запись дракончик тоже нашел в бортовом компьютере , при входе в пирамиду ворлок принял свой естественный облик.
А дальше уже начиналось непонятное. Когда дракончик с ворлоком рассекали пространство в полете за неизвестным лучом, некий ежик вызвал в Каэр Морхэн Гай-о-Лурра и леди Астру. Что с этого получилось? Чуть не улетела пирамида, и ворлок так и не узнал куда же направлялся сигнал с маяка. Кому это выгодно? Хозяевам пирамиды.
Опять же, ежик был замечен в самой пирамиде-корабле и как раз в момент пролетания ворлока мимо оной. И еж же окружил остатки пирамиды колючей проволокой. Спрашивается, кому это надо? В общем, 717-й начал очень сильно сомневаться на счет идентичности всех участвовавших в последних событиях ежей и злобного ворлока. В результате, он весь день летал по окрестностям замка в поисках подозрительных ежей и, что интересно, нашел.
Как оказалось, еж следил за Кустом. За маленьким зеленым двенадцатилистным Кустиком. Кустик в обществе Ростка целенаправленно двигался в сторону ближайших Лиановых веток, еж украдкой бежал за ними. 717-й был в полном замешательстве: Фил попросил дракончиков охранять Росток от посягательств Лианы, а эта зелень сама в пасть лезла, да и еще какого-то мелкого новичка с собой тянула. И при чем здесь еж?!
Несколько успокоившись, после подслушанного разговора Фила с Гаем Росток понуро брел по опустевшим картофельным грядкам.. Возвращаться к мутантам ему совершенно не хотелось.. Это было не совсем приятно признавать, но он унаследовал от Лианы тягу к естественному питанию и ярую антипатию ко всем удобрениям, посему участвовать в победном праздновании ему совсем не хотелось.. И хотя он и боялся себе в этом признаваться, потатосы начали его раздражать. И дело было даже не в том, что он целых три дня был подключен к информационной матрице Лианы, из которой успел узнать больше, чем потатосы смогут за десяток жизней, и даже не в том, что как недавно он понял: Росток был единственным, кому действительно была нужна эта борьба за свободу. Потатосы и так были свободны как ветер, а остальные растения были не разумны и свобода им была совсем не нужна. Нет причины его меланхолии крылись не этом. Просто росток даже среди собратьев по растительности ощущал себя чужим. Да, они мутанты, да – он мутант, но он – совершенно другой. И он – один, а картошки – уже целая цивилизация. Одиночество и тоска захлестнули вождя растительной революции.
С такими невеселыми мыслями росток уже почти приблизился к замку, когда понял, что грядки были не совсем пусты. Одинокий медитирующий Картофель увлеченно втолковывал свои идеи какому-то мелкому бурьяну. Росток уже почти проплелся мимо них, когда уловил обращенную к нему мысль собеседника картофельного философа. Даже не мысль, а скорее, эмоцию. Удивление. Росток прислушался. Кустик удивлялся его возможностью передвигаться.
- Ты кто? – Росток попытался наладить контакт, но ответом ему было лишь молчание двенадцатилистника.
Тут один из листочков потянулся в его сторону, осторожно коснулся и Росток увидел… Увидел удивительный мир растений, такой непривычный но чарующе близкий, заманчивый в своей непохожести на человеческие миры, увидел межзвездный корабль-растение, который неожиданно натыкается на луч жесткого излучения, внезапно вылетевший с этой планеты. Росток не просто видел, как начал разрушаться и погибать казавшийся таким надежным межзвездный катер, но и чувствовал все отчаяние его пилота, его безуспешные попытки восстановить поврежденные растительные структуры, остановить процессы разложения пораженных растений, сплетающихся в единое целое межзвездного путешественника. Он вместе с пришельцем переживал тяжелейшую посадку, видел гибель остальных членов экипажа. Вместе с Кустиком удивлялся необычности здешней жизни, ее непохожести на родной растительный мир, недоверчиво изумлялся факту неожиданной разумности нерастительных форм.
Кустик убрал свой листик и Росток очнулся от ярких видений.
- Ты хочешь вернуться домой? Ты понимаешь меня? – Росток одновременно и шелестел в слышимом диапазоне и транслировал свои мысли телепатически.
Согласие. Утверждение.
- Почему я слышу только твои эмоции?
Недоумение.
- Ладно, и так хорошо. А …- вопрос ростка был перебит доселе неподвижным и молчаливым третьим собеседником.
- Господа, вы прерываете мой трактат о совершенномудром недеянии в его самом важном месте - возмущенно прошелестел, вмешавшийся в беседу Каротфель.
- Тебе он нужен ? – обратился Росток к Кустику, сам до конца не понимая, имеет ли он ввиду трактат или самого Картофеля.
Отрицание. Недовольство
- Тогда пошли к Лиане, если кто здесь и может вырастить живой корабль, то это только она.
Удивление. Недоверие. Надежда.
- Но имей ввиду, общаться тебе с ней придется самостоятельно, для меня это небезопасно.
Опасение. Страх. Еще большое недоверие.
- Да не бойся ты. Это у нее на мой счет собственнические замашки, а с посторонними она совсем не агрессивная. И растения любые может выращивать, тебе надо только точно рассказать… вернее – показать ей, как и из чего был сделан твой звездолет. Расскажи мне еще про свой мир, - попросил Росток.
И опять легкое прикосновение и яркий калейдоскоп картинок о чужой жизни, жизни которая начинала нравиться Ростку все больше и больше. На планете Кустика было множество разумных растений и все – совершенно разные. Росток чувствовал, что среди этой многоликой толпы растительной жизни он сможет уже не быть таким другим, таким непохожим на остальных. Он понял, что хочет, если не жить в том мире, то, по крайней мере, просто побывать там.
Найти Лиановые ветки особого труда не составило, Росток подпихнул к ним поближе упирающегося кустика, а сам остался наблюдать на безопасном расстоянии. Однако, судя по всему, общение не очень-то клеилось. Через некоторое время Кустик вернулся с понуро опущенными листиками.
Непонимание. Расстройство. Отчаяние.
- Она, что тебя не поняла? – удивился Росток, - Быть такого не может!
Кустик закивал всеми двенадцатью грустно повисшими листиками.
- Но ведь я же тебя понимаю, как может быть что бы Лиана…
Надежда. Просьба.
- Нет! Я не могу быть переводчиком! Я … я … - Росток запнулся, глядя на несчастного Кустика, - Ну … я не знаю …
«А , собственно говоря, что я теряю?» - задумался Росток. Здесь второго такого как я нет и никогда не будет. А там – новый мир. Если , конечно оно будет – это «там», если Лиана не съест. Он еще раз вспомнил заманчивые картины растительной планеты и решился рискнуть.
- Ты возьмешь меня с собой в свой мир? – спросил у Кустика.
Удивление.
- Понимаешь, я здесь совсем один. Ну, почти один. Лиана – она слишком большая, неподвижная и многопомнящая. Потатосы – они единый народ, для них я могу быть вождем, но никогда не стану по настоящему одним из них. А в вашем мире – есть самые разны растения, там я не буду таким непохожим на остальных.
Удивление. Удивление с интонацией «Как» или «Откуда».
- Откуда я здесь такой взялся? – грустно прошелестел Росток – Ошибка Лианы и местной магии. Не удивляйся – это длинная история, потом как-нибудь расскажу. Так, возьмешь меня с собой?
Согласие.
Росток с замиранием стебля на подгибающихся корнях обречено поплелся к Лиановым веткам.
Не веря своим глазам 717-й дракончик наблюдал как Лиана схватила Росток и уволокла его вглубь стен, а еж в это время попытался наброситься на Кустика, но тот увернулся от неожиданно острых ежиковых зубов и скрылся в гуще зелени. Еж помчался за ним. 717-й понял, что уже ничего не понимает и полетел на доклад к Шумилу.
Философствующий Картофель, обиженный на невнимание к своему научному трактату, направился в лагерь потатосов и застал там ужасную картину разрушений. «Предатель, Росток!», подумал картофельный куст: «бросил свою армию в самый ответственный момент! Я должен отомстить за гибель моего народа!» А поскольку с голыми листьями набрасываться на убийц было неразумно, Картофель попрыгал в замок на поиски достойного оружия. Пробегая мимо лужи и глянув на свое отражение, он отметил, что они с Ростком достаточно похожи, если, конечно, смотреть глазами гуманоида и это подало ему идею: он отправился на поиски Лехи, которая, как он знал, была косвенно виновна в появлении Ростка. Картофель собирался вытребовать со своей крестной матери оружие против головорезов. Ну, не со своей, конечно, а с Ростковой. Но Картофель был убежден, что Леха не сможет отличить растения и его план удастся.
Бедная картошка даже и не подозревала, что уже отомщена. Пришельцы-то ели не простой картофель, а потатосы, которые много дней праздновали свою победу самыми крепкими удобрениями и пестицидами. И когда Картофель подкрадывался к Лехе, большинство преступников уже погибало возле своих костров в тяжких муках пищевого отравления.


Дата публикации: 2009-03-07 08:23:45
Просмотров: 3219



[ Назад ]
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

А. Сапковский
Анджей Сапковский

Работа моей жизни еще впереди!

Галерея





Архив
Показать\скрыть весь
Март 2019: Новости | Статьи
Февраль 2019: Новости | Статьи
Январь 2019: Новости | Статьи
Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Статистика